Среда, 21.02.2018г.

Последнее обновление:Сегодня, 12:03:45

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Польская министерская альтернатива

Польская министерская альтернатива

Печать PDF

Более полутора лет – с ноября 2015 года – основным поставщиком скандальных новостей из недр польского правительства выступал пан Мацеревич. Министр обороны с воинственным именем Антоний занимался препарированием истории, политических противников, стратегических подходов и недавно усопших президентов страны. Причём в последнем случае – в самом буквальном смысле. Инициатива по эксгумации останков Л. Качиньского (погибшего в смоленской катастрофе более семи лет назад) для поиска скрытых улик принадлежит именно главе оборонного ведомства Польши.

Как и большинство публичных идей пана Мацеревича, подготовка к их осуществлению и сопутствующая шумиха являются главными идейными результатами. Как только за дело берутся специалисты – пусть и судмедэксперты – в бравурных реляциях наблюдается смена темы.
Исследование останков Л. Качиньского не выявило каких-либо новых данных о смоленской трагедии.

Требование «разместить в стране войска НАТО на постоянной основе ввиду фронтового статуса Польши» выявило абсолютное непонимание термина «фронт» министром польской обороны. Равно как и отсутствие у пана Мацеревича познаний об Основополагающем акте между Россией и НАТО, где подобное размещение прямо и недвусмысленно запрещается – сам же акт продолжает действовать по сию пору.

Планы г-на Антония по возвеличиванию т.н. «проклятых солдат» – лесных (бандитов и уголовников) прекраснодушных партизан, боровшихся с советским строем в Польше – крайне неоднозначно воспринимаются во всех слоях общества. Одно название этих «солдат» говорит о многом и не «проклятый Сталин» это название полякам навязал.

«Проклятый Сталин» отказался придти на помощь Варшавскому восстанию 1944 года – которое было направлено против… наступления Красной Армии и защитило Европу от большевистских орд. Так считает дипломированный историк пан Мацеревич. Почему варшавяне и вся Польша героически воевала с гитлеровскими войсками, а части Красной Армии встречала хлебом-солью, остаётся загадкой. Как и логичность упрёков советскому руководству в слабой и несвоевременной помощи… антисоветскому восстанию.

Создание в северо-восточной Польше (пограничной с Литвой, Белоруссией и Калининградской областью РФ) Macierewicz-спецназа на 30.000 штыков по методикам воскресной школы – прорыв в военном деле галактического уровня. Тридцать тысяч одних только курьеров, бухгалтеров, продавцов и автомехаников в качестве Рэмбо на аутсорсе гораздо лучше профессиональной армии. Они обходятся очень недорого, около 100 $ на одного (дружинника) спецназовца ежемесячно. Тренируются раз в две недели с сохранением основных рабочих мест и укреплением (тяги взрослых мужчин к игре «Зарница») обороноспособности страны.

Вершиной околонаучного творчества пана Мацеревича стала вина СССР вообще и НКВД в частности в организации геноцида на Волыни. Который проводили украинские ультранационалисты из ОУН-УПА (запрещённая в РФ организация) в 1942-1943 гг. И довели его до 100.000 только документально доказанных жертв среди поляков – в 95% случаев мирных либо невооружённых. Включая десятки тысяч женщин и детей.

СССР вообще и НКВД в частности на тот момент находились в 500-900 километрах от Волыни и повлиять на головорезов из ОУН-УПА смогли только к осени 1944 года. Разгромив дивизию СС «Галичина» за два дня и выковыривая её дезертиров из бандитских схронов несколько лет. Стоит заметить, что советский след в геноциде Восточных Кресов видит только пан министр обороны и крайне немногочисленные маргиналы. Даже националистические и ультраправые польские движения винят в волынской резне новоявленных кандидатов в ЕС. На официальном уровне также превалирует посыл «С Бандерой вы в Европу не войдёте». Он адресован отнюдь не России.

России адресованы новые претензии главы польского МИД. Пану Ващиковскому явно не дают покоя лавры его оборонного коллеги. Руководитель дипломатического ведомства европейской страны обвинил Россию, как правопреемницу СССР, в начале Второй мировой войны и в антипольской агрессии, опять же с исторически-альтернативного ракурса:

«Нельзя начинать историю российско-польских отношений с 1945 года освобождения [Польши от нацизма усилиями Красной Армии и ценой 600.000 жизней советских воинов]… СССР способствовал началу Второй мировой войны, вместе с Германией напал на Польшу и проводил военные операции в Европе в собственных интересах…»

Фразу в квадратных скобках пан Ващиковский озвучить постеснялся – видимо, из-за отважной польской операции против памятников своим освободителям через 75 лет после освобождения.

Но и озвученные главой польского МИД тезисы ничтожны в историческом и моральном отношении.
СССР ввёл войска на территорию Польши 17 сентября 1939 года, через 17 дней после нацистского вторжения. Когда польское государство прекратило своё существование под мощными ударами вермахта и люфтваффе, а правительство бежало из страны в Румынию.
Польское правительство не объявляло СССР войну, хотя имело несколько лет и все возможности для подобной декларации – особенно из лондонской безопасной эмиграции.
На всём протяжении Второй мировой войны Польша и СССР не находились во враждебных коалициях – в отличие от Болгарии, Румынии, Финляндии, Италии и других гитлеровских сателлитов, воевавших против СССР.
На советской территории и за советский счёт формировались, снабжались и обучались сразу две польских армии – под командованием Андерса и Берлинга. Первая сохранила верность эмиграционному правительству и была выведена… в сибирские лагеря? Нет, через Иран на Ближний Восток и далее в войска союзников, воевавших в Италии. Вторая участвовала в освобождении Польши от нацизма и была единственным крупным иностранным подразделением в Красной Армии во время Берлинского сражения. Кроме польских и советских войск, никто нацистскую гадину в её логове не добивал.

Но до этого был заключен пакт о ненападении между гитлеровской Германией и Польшей – ещё в 1934 году, за пять лет до аналогичного пакта Молотова-Риббентропа.
До этого с 1935 года польская делегация представляла германские интересы в Лиге Наций, в довоенном аналоге ООН. Не Швейцария и не Австрия, гораздо более близкие к Германии в культурном и национальном отношения – а именно Польша.
До этого в марте 1938 года Польша выдвинула ультиматум Литве – установить дипломатические отношения между странами в течение 48 часов и тем самыми признать вхождение Вильнюса и Виленского края в состав Польши. Нынешней литовской столицы, между прочим. Под угрозой силового давления Варшавы, учитывая собственную военно-политическую слабость литовское правительство своевременно выполнило условие ультиматума.
До этого в октябре 1938 года польские власти и армейские части отторгли от Чехословакии Тешинскую область Силезии с крупным промышленным потенциалом – а большую часть Чехословакии оккупировали части вермахта и отряды СС.
До этого польские политики заслужили эпитет «гиены Европы» от сэра У. Черчилля, известного своей принципиальной ненавистью к СССР на протяжении всей государственной карьеры.

Правящие круги польской партии PiS заняты конструированием из собственной страны вечной жертвы – и вечного соискателя компенсаций за свою жертвенность. Хотя даже поверхностное знание истории и биологии позволяет усомниться в жертвенности гиен, рвущих слабых соперников и неосмотрительно оказавшихся на пути разъярённых львов. Сохранение и расширение польской государственности после Второй мировой войны, существенные и во многом уникальные для новичков экономические достижения в ЕС омрачены созданием новой философии претензий ко всем соседям.

С исторической и практической точки зрения беспокоиться следует соседям слабым, непосредственно риторикой польских министров не задетым. До марта 1938 года довоенная Литва и не подозревала о реалистичности отказа от Вильнюса и Виленского края в течение 48 часов.
Sapienti sat.