Пятница, 24.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 14:01:03

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Марокко: бунт на задворках «арабской весны»?

Марокко: бунт на задворках «арабской весны»?

Печать PDF

Королевство Марокко расположено на крайнем западе арабского мира. Обладает в нём существенными историческими, языковыми и культурными особенностями. Является редким примером сохранения суверенности в эпоху колониализма и империализма. Хотя европейским властителям для покорения Марокко было достаточно пересечь узенький Гибралтарский пролив. Дальние экспедиции алчных конкистадоров и чопорных флибустьеров оказались куда успешнее, чем ближняя экспансия на севере Африки.

В средние века марокканские султаны сами захватили добрую треть «чёрного» континента, где ныне расположено полтора десятка государств. Прибрав к рукам солидную долю мировой торговли рабами, специями, золотом, слоновой костью и пр. Историческим фактом является первенство марокканского признания независимости США – причём в самом начале войны североамериканских колоний с британской короной, в 1777 году.

Страна знала периоды расцвета и упадка, элиты заигрывали с европейской культурой и уповали на традиционные исламские ценности, пираты контролировали приморские города, с ними умудрялись уживаться чиновники и простолюдины – но государственность Марокко устояла под напором всех империй, включая Османскую, Германскую, Французскую, Британскую. Лишь в XX веке европейские державы добились частичного порабощения средиземноморского соседа. На свою же беду.

После первой мировой войны Франция и Испания отгрызли у Марокко северные территории, горный район Риф. В 1921 году там вспыхнуло восстание местных племён. Оно показало полный крах испанской колониальной политики и армейской подготовки, особенно на фоне гигантских завоеваний средневековья. Испанская экспедиционная армия численностью 140.000 солдат и офицеров была разгромлена племенным ополчением. Противником втрое-вчетверо меньшим в количественном отношении, без намёка на артиллерию, авиацию, радиосвязь, выучку, централизованное снабжение, единоначалие и т.д. Испанцы потеряли только убитыми 30.000 военнослужащих – конкистадоры захватили всю Южную Америку с меньшими жертвами в своих отрядах! И не в «цивилизованном» XX веке, а в мрачных XVI-XVII столетиях.

«Цивилизованность» европейских держав проявилась в использовании химического оружия против восставших племен. В северном Марокко была провозглашена Рифская республика, которая просуществовала шесть лет в полыхающем кольце фронтов. В самой Испании произошёл военный переворот с целью победить в Рифской войне. Лишь с помощью Франции, горчичного газа и сосредоточения 300.000 профессиональных солдат восстание было подавлено. Оно послужило предвестником крушения колониальной системы в Африке, стало предметом пристального изучения в военных академиях и партизанских штабах, способствовало авторитету рифанцев в Марокко и далеко за его пределами.

Нынешняя династия марокканских королей правит около 360 лет и обладает ещё большим авторитетом во всех слоях общества. Антимонархическое движение в стране априори обречено на провал. Марокко традиционно ориентируется во внешней политике на Францию и США, а в политике внутренней – на рост населения и существенные национально-культурные различия на региональном уровне.
В стране проживает 34 млн. человек (7.5 млн. на момент Рифской войны, пятикратный демографический прогресс менее чем за столетие). Около 40% населения являются берберами, гордятся своим коренным статусом и боевыми свершениями против всех колонизаторов. Это одна из немногих мусульманских стран с еврейской общиной. Религиозный фанатизм и культурная нетерпимость марокканцам несвойственны.

Отношения с соседями омрачены замороженным конфликтом в знойной Западной Сахаре. Официальный Рабат считает Западную Сахару своей исторической частью и своеобразной площадкой для экстенсивного расширения страны – при сравнимой площади западносахарское население в 1.000 раз (!) меньше марокканского. Экономика Марокко имеет аграрный уклад, в ней занято около половины трудоспособных граждан.
Предпринимаются усилия по развитию туризма, горнодобывающей и обрабатывающей промышленности, международного товарообмена. Только несколько лет назад благодаря госпрограмме строительства водохранилищ удалось решить проблему дефицита питьевой и поливной воды. Дефицит внешней торговли ждёт такового решения, импорт (38 млрд. $) вдвое превышает экспорт (21 млрд. $). Страну отличает лучшее во всей Африки транспортное развитие, включая аэродромы, железные и автомобильные дороги. Десятки тысяч марокканцев за лучшей жизнью ежегодно эмигрируют в Европу.

Разрушительные порывы «арабской весны» 2011 года достигли и Марокко, сопровождаясь уличными манифестациями и требованиями социально-экономического характера. Однако власти умело купировали проблемные дуновения. Внешних спонсоров марокканского «майдана» не наблюдалось и в микроскоп – с 2004 года Рабат имеет статус «главного союзника США вне НАТО». Силовые структуры сохранили лояльность королю целиком и полностью – собственно, на неё не покушались и манифестанты.

Их активность была дезорганизована быстрой щедростью Мухаммеда VI – на продуктовые дотации ассигновалась астрономическая сумма в 20 млрд. $, заметно повышены заработные платы государственным служащим низшего и среднего звена, студенческие стипендии и пенсионные выплаты. Летом 2011 года состоялся конституционный референдум. Фактически он закрепил отказ династии Алауитов от самодержавия. Партия-победитель парламентских выборов получила право выдвигать премьер-министра и формировать кабинет. Берберский язык обрёл официальный статус. Расширена независимость судебной системы на основе светского законодательства. Сотни политических заключённых получили амнистию. Король сохранил контроль над армией, спецслужбами и назначением губернаторов. А также был провозглашён «высшим религиозным авторитетом Марокко». За три года до создания запрещённого в РФ халифата на другой окраине арабского мира.

За несколько месяцев «арабской весны» 2011 года в Марокко погибло шесть человек. Из них пятеро были обнаружены в разгромленном демонстрантами здании банка, правительственное участие в этой трагедии не доказано, пропавшие из хранилища деньги не обнаружены. Один манифестант предположительно был ранен полицейскими, отказался от стационарного лечения и скончался дома.
В Египте жертвами только первого этапа этой «весны» стали 887 человек. В Ливии и Йемене погибли десятки тысяч. В Сирии – сотни тысяч. Марокко потрясающе легко отделалось от всеарабского потрясения шестилетней давности.

Осенью 2016 беспорядки в стране возобновились – на этот раз в гордой и горной, дотационной и депрессивной области Риф. Их спровоцировала гибель торговца рыбой под прессом мусоросборочной машины – несчастный случай и полицейская чёрствость одновременно. Нашлись «доброхоты», в подробностях заснявшие месиво человеческого тела на мобильные гаджеты и вывалившие кровавый контент для публичного просмотра. Марокко вспыхнуло возмущением от ужасной гибели «маленького человека», государственная же машина хлёстко сравнивалась с безжалостным механизмом-убийцей.

Глубинные причины возобновления марокканских протестов гораздо глубже единичной трагедии. Дотаций на основные продукты питания катастрофически не хватает. Повышение заработных плат и пенсий нивелировано инфляцией. Традиционные продукты марокканского экспорта подешевели на внешних рынках. Миграционный кризис в ЕС поставил заслон местным гастарбайтерам и соискателям европейских пособий. Политические реформы оказались поверхностными. Экономического процветания и всеобщего благосостояния за несколько лет достичь не удалось.

«Что имеем не храним, потерявши – плачем» - есть ли аналог подобного изречения на арабском или берберском языках, доподлинно неизвестно. Зато хорошо известно, к чему приводят бурные протесты из-за одного несчастного случая в развивающихся странах.
К несчастному случаю с целым (точнее, уже далёким от целостности) государством. К многим тысячам жертв, слившихся в безликие колонны могил. К отсутствию самого понятия «мирный протест» и электричества для подзарядки элегантных гаджетов. К абсолютному бесправию женщин и созданию боевых отрядов из 10-летних детей. К плахам на площадях, к отсечению рук и голов, к сбрасыванию инакомыслящих с руин высотных зданий. К торжеству низменных инстинктов, к чёрному фанатизму, к эпидемиям холеры, к бомбардировкам иностранной авиацией. К заветной мечте откатиться к «дореволюционному» статус-кво.
Будем надеяться, что древний Марокко избежит современного сценария хаотичной деградации из самых лучших побуждений.