Вторник, 26.09.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 21:15:30

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Европейское партнёрство: битва потоков

Европейское партнёрство: битва потоков

Печать PDF

Опал – полудрагоценный минерал, отличающийся полным спектром возможных цветов и хрупкостью при некачественном уходе. Он широко применяется в ювелирном деле, благородные опалы по цене и красоте приближаются к подлинным драгоценностям. Более 90% ювелирных опалов добываются в Австралии, крупный и чистый камень может стоить несколько миллионов долларов.

Газопровод OPAL расположен за десятки тысяч километров от Зелёного континента и пересекает с севера на юг всю Германию. Он обошёлся своим владельцам в более чем миллиард долларов, соединив газораспределительные сети центральной Европы с надёжным и безтранзитным источником летучих углеводородов. Магистраль является сухопутным продолжением трансбалтийского «Северного Потока», со строительством которого и было синхронизировано возведение OPAL. Его технические характеристики таковы:

- Прокачивающая мощность до 36 миллиардов ежегодных кубометров;
- Диаметр основной трубы 1.400 мм;
- Глубина залегания – от 2 до 5 метров;
- Общая длина 470 км.

Мощность первой очереди «Северного Потока» составляет 55 млрд. м3 в год. На немецкой суше морской поток природного газа разделяется надвое – кроме OPAL, был построен газопровод NEL. Также заполняемый российским газом для потребителей северо-западной Германии, Бенилюкса и Великобритании. Прокачивающие возможности NEL равны 20 млрд. м3, что позволяет полностью загрузить оба стратегически важных для Европы газопровода.
Если бы не нормативы пресловутого и одиозного, великого и ужасного Третьего Энергопакета ЕС.

Данный свод прокрустовых законов принимался из лучших побуждений, коими и была выстлана дорога в хорошо известном направлении. Ради теории чистой конкуренции 50% транзита по OPAL были зарезервированы евробюрократами для других газовых поставщиков. Которых в точке выхода «Северного Потока» на побережье ФРГ, по всей протяжённости участков Nord Stream & Co нет и быть не может. Еврокомиссары разрешали полный транзит по NEL и запрещали по OPAL, натягивали свой номерной энергопакет на один газопровод и смахивали его требования с другого – пока не придумали более чем «рыночный» кульбит в ореоле «наичестнейшей» конкуренции.

«Газпрому» разрешалась полная загрузка OPAL при согласии продать около 3.6 млрд. м3 «голубого топлива» ещё в глубинах Балтики. То есть совершить т.н. gas release – уступив ресурсы с огромной скидкой, перекрывающей себестоимость углеводородов и крупных инвестиций с трубопроводы на территории ЕС. Российская сторона на шантаж не поддалась.
В результате с весны 2012 по осень 2016 газопровод OPAL был загружен ровно наполовину. А его брат-близнец NEL – на 85-90% в течение того же срока. Найти логику в данных решениях еврочинуш столь же непросто, как и альтернативный источник природного газа для Nord Stream и его сухопутных продолжений.

Более четырёх лет – задолго до обострения отношений РФ с западными странами в 2014 году! – Еврокомиссия относилась к вакантным мощностям OPAL сообразно выражению «Так не доставайся никому!». Запрещая не только «Газпрому» и его трубопроводному совладельцу немецкой Wingas выкупать объёмы на аукционах. В этом праве было отказано и чешской RWE Czech. Если учесть, что чешское продолжение опального газопровода Gazelle из-под прессинга III Энергопакета полностью освобождено, его пропускная способность сравнима с OPAL, а другие источники углеводородов для Gazelle отсутствуют – остаётся развести руками от управленческих умений чиновников ЕС.

В октябре 2016 года здравый смысл возобладал. Казалось бы. Пристально изучая хорошую и правильную систему Gazelle в Чехии и абсолютно такую же (опасную и неконкурентную) магистраль OPAL в течение 4.5 лет, различий между трубопроводами обнаружить не удалось. Еврокомиссия разрешила ПАО «Газпром» участвовать в аукционах на заполнение трансгерманской магистрали. Зима, знаете ли, выдалась морозной. Конкуренция хороша при комфорте в европейских домах и стабильной обеспеченности предприятий экологически чистым и экономически выгодным топливом.

Четыре месяца OPAL проработал с полной нагрузкой, впервые за всю свою недолгую инфраструктурную жизнь (сдан в эксплуатацию весной 2011). Едва морозы отступили, в феврале 2017, крупнейший газовый оператор Польши государственная PGNiG подала иски в немецкие и европейские суды. Против Еврокомиссии (!), за её дозволение использовать трубопровод для европейских нужд. Трубопровода, с Польшей никоим образом не связанного.
Под предлогом нарушения конкуренции (кого с кем?!) европейские суды на время изучения исковых требований снова вывели 50% несчастного OPAL в убыточный резерв. Сроком как минимум на год. Польский регулятор и его подпевалы за безвизовой границей праздновали победу – над «Газпромом» и Еврокомиссией одновременно.

Торжество продлилось несколько месяцев и закончилось в августе 2017. В самые сжатые сроки европейские и немецкие стряпчие отказали PGNiG в наспех состряпанном исковом заявлении и вновь вывели половину мощностей OPAL на аукцион для заполнения. Разумеется, с участием «Газпрома» – прочие концерны физически не способны подключиться к «Северному Потоку» и его отводам. В решении высшего земельного суда Дюссельдорфа прямо сказано:

«Полный доступ Газпрома к трубопроводу «Опал» укрепляет конкуренцию и не угрожает безопасности газовых поставок в ЕС…»

Официальные представители исполнительных властей ФРГ тоже откровенны. Например, федеральный министр экономики фрау Б. Циприс:

«Импорт и экспорт энергии не должен стать политическим или экономическим оружием. Этого не было до сих пор, не должно быть и в будущем… Мы намерены и дальше обеспечивать высокую энергетическую безопасность ЕС – для чего и нужны магистральные газопроводы…»

Глава немецкого МИД и вовсе охарактеризовал санкционную возню американских властей «более чем проблематичной для ФРГ и ЕС, преследующей лишь интересы США – что для Германии неприемлемо…»

После вердикта европейских судов и польско-украинского возмущения его сутью первые торги уже состоялись. Поставки «Газпрома» по OPAL достигли 71% от максимальной мощности трубопровода. С перспективой роста до 90%.

Новое издание диктаторской политики США взбудоражило и поляризовало Евросоюз. Угроза экстерриториальных карательных мер по отношению к союзникам «сияющего града на холме» вполне реальна – как и раскол ЕС по критерию финансово-экономической самостоятельности и противодействие обжигающим лучам из порядком ополоумевшего града.

Государства-потребители европейских структурных фондов готовы конфликтовать с Брюсселем и Берлином ради мимолётного одобрения бывшим гегемоном. Рассчитывая приобретать заокеанский СПГ на общеевропейские средства. Та же польская PGNiG с сентября 2015 вольна закупать сжиженный газ из США в количестве 5 млрд. м3 ежегодно. За два года польский терминал принял один американский танкер и загружен на 18% от своей мощности. Ему тоже мешает российский «Газпром», трансбалтийский Nord Stream или немецкий OPAL?

Государства-доноры единой Европы намерены продолжать энергетическое сотрудничество с РФ. В частности, по газу оно продолжается с 1968 года и ни разу не превратилось в политическое оружие.

Оружейный лязг санкций и принуждение ЕС к политической переориентации своей энергетики раздаются не с востока. Отказ или серьёзное ограничение газовых поставок из РФ нанесёт существенный ущерб европейской промышленности, транспорту и жилищно-коммунальному хозяйству. Институты и концерны Евросоюза заблаговременно страхуют риски конфронтации – но не с Россией, а с США. Чем и объясняется вывод газопровода OPAL из-под транзитных запретов, ускоренное финансирование строительства второй очереди Nord Stream и европейское внимание к уже строящемуся «Турецкому Потоку». Вторая нитка черноморского трубопрода предназначена для ЕС.

Потери неадекватных транзитёров на магистрально-газовых направлениях вторичны. Лидеры ЕС озабочены снижением собственных издержек и устойчивым развитием своей энергетики на десятилетия вперёд. Укрепляя конкуренцию и безопасность углеводородных поставок многократно проверенным с 1968 года способом. Европейское партнёрство против трубопроводных потоков преображается в соперничество по их надёжной защите.
Подобно ценным и редким опалам в тщательно изготовленных оправах.