Пятница, 24.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 13:58:53

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Южнокорейская ядерная энергетика: невозможный отказ

Южнокорейская ядерная энергетика: невозможный отказ

Печать PDF

Новоизбранный президент Южной Кореи занят активной борьбой сразу с двумя ядерными угрозами. Первая носит военный характер и локализована севернее 38-й параллели – то есть на атомных и ракетных объектах КНДР. Эта угроза наиболее очевидна и одновременно не подвластна всем южнокорейским политикам. Пхеньян рассматривает свою ракетно-ядерную программу как страховку от бомбового насаждения чужеземной «демократии» и действенное средство воздействия на заокеанскую «дипломатию авианосцев».

Мнение региональных сателлитов США, угрозы и санкции бывшего гегемона не оказывают влияния на оборонную деятельность КНДР – а эта деятельность именно оборонительная. С середины XX века Северная Корея ни с кем не воевала, нигде не «организовала передачу власти пламенным оппозиционерам» и не пыталась осуществить ничего подобного даже на Корейском полуострове. В отличие от 70 государственных переворотов и военных интервенций в исполнении некой исключительной державы за тот же 70-летний период.

Противоборство с северокорейской атомной угрозой для официального Сеула имеет ряд неоспоримых преимуществ. Позволяет мобилизовать общество и решительно сотрясать воздух с высоких трибун, повысить международный авторитет и внутреннюю популярность, развивать собственный ВПК и размещать системы ПРО вокруг стратегических объектов, регулировать хозяйственные связи с КНДР с учётом фактора ядерной опасности и т.д. Прекрасно осознавая личную невозможность на данный фактор повлиять, используя его в вышеперечисленных целях.

Медийное фехтование с атомными ветряными мельницами затронуло и саму Южную Корею. Команда нового президента Мун Чжэ Ина провозгласила отказ от ядерной энергетики ещё на предвыборной стадии. Вступив в должность три месяца назад, глава государства запомнился колебаниями в размещении американских противоракетных систем THAAD и первым зарубежным визитом в Вашингтон. Хотя до избрания намеревался сначала посетить КНДР и запретить размещение американской ПРО безо всяких колебаний.

Мун Чжэ Ин собирался отменить закон о национальной безопасности и сократить полномочия южнокорейской разведки внутри страны. Ограничить влияние крупнейших корпораций (чеболей) на государственных мужей и порубить коррупционные сети. Ассигновать 9 млрд. $ на создание новых рабочих мест и перспективных стартапов. Стимулировать малый и средний бизнес за счёт притихших и раскаявшихся чеболей. Передать роскошные апартаменты главы государства на музейные нужды и переехать в аскетический офис.
Из обширного перечня действительно достойных намерений энергично осуществляется лишь борьба с мирным атомом Южной Кореи. В июне нынешнего года президент ЮК официально пообещал прекратить строительство новых блоков АЭС и объявил об отказе продлевать эксплуатационный период работающих реакторов.

Ядерная энергетика обеспечивает 31% генерации в масштабе всей Южной Кореи. Всего четыре АЭС располагают 24 энергоблоками и ещё три строятся. Республика ЮК входит в избранный клуб государств с полным ядерным циклом – и является единственной державой без собственного ядерного оружия в этом клубе. Атомная индустрия более чем успешно развивается с 70-х годов прошлого века, причём с локализацией и вытеснением самой Westinghouse! Первые южнокорейские реакторы сооружал и обслуживал нынешний банкрот, а также европейская AREVA и ныне порядком подзабытая канадская AECL.
Последние четверть века этим заняты местные компании – DHIC, KOPEC, KAERI, весьма далёкие от банкротства. Скорее являющиеся образцом для подражания и объектом зависти нынешних владельцев AREVA и Westinghouse.

Динамика ввода в эксплуатацию энергоблоков АЭС ЮК и мощностные характеристики реакторов более чем красноречивы:

- В 70-х годах прошлого века запущено 5 реакторов на 4.052 МВт (все – иностранными фирмами).
- В 80-х годах введено в эксплуатацию 5 блоков на 5.050 МВт (лишь один – южнокорейской постройки).
- В 90-х годах запущено 9 реакторов на 8.350 МВт (только три наименее мощных – совместно с канадской AECL, остальные южнокорейской постройки и обслуживания).
- В нынешнем столетии запущено 6 сугубо южнокорейских энергоблоков. Включая первый в ЮК реактор APR на 1.400 МВт в прошлом году. Ещё три APR-1400 находятся в стадии готовности от 65 до 93% (АЭС «Син-Кори» и «Син-Ханул»).

Легко заметить, что знаковые атомные аварии – Три-Майл-Айленд в 1979, Чернобыль в 1986 и Фукусима в 2011 гг. – не оказали губительного влияния на ядерную энергетику Южной Кореи. До избрания нового президента взамен сброшенной импичментом предшественницы отрасли не угрожали и общественные протесты. Равно как и разрушительная активность местных и международных экологических движений.
По сравнению с другими развитыми странами южнокорейский киловатт дешевле вдвое – как для бытовых, так и для промышленных потребителей. Атомная генерация – важнейший локомотив всей южнокорейской экономики. Она не только создает дешёвую электроэнергию, но и сотни тысяч высококвалифицированных рабочих мест, целые отрасли современной наукоёмкой промышленности, значимые статьи валютных поступлений и в конечном итоге – конкурентный козырь Южной Кореи на глобальном рынке.

Кроме того, страна совершенно лишена традиционных (и альтернативных!) источников энергии.
Весь необходимый газ ввозится из-за рубежа в сжиженном виде – его количество только в XXI веке выросло в полтора раза, до 48 млрд. ежегодных кубометров. По импорту СПГ Южная Корея занимает второе место в мире. Данный вид газа наиболее дорогостоящ, в отличие от трубопроводных поставок.
Вся нефть импортируется танкерами, более миллиарда баррелей ежегодно. Умножение на биржевую стоимость барреля позволяет легко вычислить миллиардные расходы только на нефть.
Мизерное количество собственного низкокачественного угля сжигается на ТЭС и в сельских домохозяйствах. Объём угольного импорта за 40 лет вырос в 25 раз, достигнув 144 миллионов тонн.
Солнечных, ветряных и приливных электростанций в промышленных масштабах не существует. Вклад «зелёной альтернативы» в генерацию составляет около 0.5%.
Гидроэлектростанции производят 1.5% южнокорейского электричества.

После завершения «холодной войны» всего четыре государства из 31 обладателя АЭС решили отказаться от мирного атома. Это Федеративная Республика Германия, Япония, Южная Корея и Литва. Причём последней отказ блестяще удался, вместе с отказом от собственной промышленности и трудоспособного населения.
ФРГ, Япония и Южная Корея – каноничные эталоны благотворного влияния США на экономику разрушенных и оккупированных стран. Правда, не очень свежие. Ирак, Афганистан, Ливия и прочие примеры «посвежее» почему-то лишены и намёков на экономическое процветание, политическую стабильность, социальную гармонию, правовой порядок, миграционную привлекательность и т.д.

Американская оккупация ФРГ, Японии и Южной Кореи продолжается и после завершения Второй мировой 77 лет назад и эпохи противостояния двух систем 28 лет назад. Как и политическое влияние США на элиты этих стран. По странному совпадению только эти государства вознамерились распрощаться с атомной энергетикой. Не исключено, что в рамках программы «America uber alles» эпохи постиндустриального мира.
Но ФРГ, Японии и Южной Корее удалось построить мощную экономику за послевоенный период и за счёт десятилетий эксплуатации АЭС. Литва добилась прямо противоположного – демонтажом единственной, сравнительно новой, безопасной и бесплатно доставшейся (!) станции.

ФРГ занята атомным «разоружением» с 1990 года, Япония – с 2011. Гигантские немецкие инвестиции в альтернативу АЭС позволили сократить ядерную генерацию вдвое. Намерения полностью заглушить атомные энергоблоки ФРГ к 2020 году уже сорваны. Японские проекты безъядерных островов сгенерированы фукусимской катастрофой и тоже объективно невыполнимы. Южнокорейские планы столь же далеки от реальности.

Возмущение широких слоёв населения ЮК неизбежным ростом стоимости электроэнергии, сокращением квалифицированных рабочих мест и утратой позиций южнокорейских товаров на мировом рынке куда как реальнее. Администрация Мун Чжэ Ина декларирует решимость остановить работы на трёх энергоблоках APR-1400 – в стадии готовности от 65 до 93%. По степени негативного воздействия на экономику ЮК эта мера превосходит все ракеты КНДР, включая недостроенные и неудачно запущенные.

Запустить под откос отлаженный и мощный энергетический комплекс собственной страны способны не только лишь все. Возможно, в скором будущем нынешнего южнокорейского президента заинтересует вакансия губернатора Одесской области или видная должность в «Нафтогазе». Вместе с командой эффективных реформаторов, по совокупности заслуг и компетенции.