Четверг, 27.07.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 19:32:59

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Сирия, Ирак и мир после гибели ИГИЛ

Сирия, Ирак и мир после гибели ИГИЛ

Печать PDF

Чёрный халифат головорезов находится в стадии окончательной агонии, а его главарь эту стадию уже завершил.
28 мая 2017 года всемирный халиф – духовный и светский руководитель радикального квазигосударства, командующий десятками тысяч боевиков, повелитель сотен смертников, самый зловещий и непубличный властелин современности – был ликвидирован ракетно-бомбовым ударом ВКС РФ вместе со своей шайкой-штабом ближайших сподвижников. Сидя в каменном схроне, который стал для 200-250 высокопоставленных джихадистов импровизированным и долгожданным склепом.

Отсутствие центральной власти в течение полутора месяцев пагубным образом сказалось на военной, диверсионной, экономической, пропагандисткой и всех прочих видах активности ИГИЛ (запрещённая в РФ организация). Под натиском сирийской и иракской правительственных армий, союзных им отрядов ополчения, ВКС РФ и ВВС США некогда грозная структура распадается на фрагментарные куски. Они ещё способны оказывать упорное и фанатичное сопротивление, проводить тактические контратаки и резонансные теракты, наводить ужас в собственном тылу и огрызаться на подвижных позициях, в пустынях и городах.

Но контроль псевдохалифата над собственным тылом и линия фронта сокращаются, неумолимо и с нарастающей скоростью.

Восьмимесячный штурм полуторамиллионного Мосула наконец-то добрался до зачистки отдельных очагов сопротивления и оценки масштабов городских разрушений.
Курдскими отрядами при поддержке авиации и спецназа США полностью блокирована Ракка – вторая столица ИГИЛ. Её освободить только предстоит.
Сирийская армия полностью очистила от джихадистов провинцию Алеппо, далеко отогнала их от Пальмиры, ведёт наступательные бои на востоке провинций Хама и Хомс, заняла важные районы в среднем течении Евфрата и нефтеносные месторождения в центральной Сирии.
Вопреки трём годам полной изоляции радикальным головорезам так и не удалось захватить анклав Дейр-эз-Зор. Летом же 2017 у них недостаёт для финально-фатального аккорда ни кадров, ни ресурсов, ни решимости.
Чёрная клякса на карте Ирака и Сирии утратила право на сам термин «халифат», пусть и самопровозглашённый. Преемник ликвидированного главаря не назван - во-первых, не будет халифом - во-вторых, не сможет остановить череду поражений - в-главных.

Для подобия государства нужен значимый военно-политический успех. Одной пропаганды, спонсорских траншей, бомбовых засад и окровавленных плах будет маловато. Успех сопутствовал феномену ИГИЛ на протяжении 2011-2015 гг. На пике могущества «чёрные» контролировали территорию в 100.000 км2 с населением около 10 млн. человек. Большинство стран Европы – меньше в размерах и народонаселённости. В планах джихадистов фигурировало создание мега-государства от Казахстана и Австрии (!) до Нигерии и Пакистана, с покорением сотен миллионов человек и ликвидацией миллионов (!) «неверных».
Десять миллионов человек были покорены всего за несколько лет. Глобальные помыслы фанатиков не были оторваны от реальности.

Закат ИГИЛ обеспечен вооружённым и политическим путём, работой спецслужб и служб финансового мониторинга. Против средневековых палачей действуют две коалиции – под эгидой США и российско-иранско-сирийская. Во второй участников в 20 раз меньше, чем в первой, что не мешает лидирующей роли в разгроме халифата. Важное значение имело отсечение ИГИЛ от контрабандных торговых потоков, от кадровой подпитки, от доступа к поставкам вооружений как «борцов с ближневосточными тиранами». После жутких терактов в Европе (Ницца, Париж, Берлин) изменилось отношение и западных элит. Чёрная клякса признана опасной для золотого миллиарда даже отдельными брызгами.
К сожалению, недооценка этой опасности привела к гибели сотен людей в Европе и сотен тысяч – в Ираке, Сирии и в десятках «чёрных» филиалов от Мали до Индонезии.

Появление псевдогосударства агрессивных палачей – результат вторжения США в Ирак с грациозностью слона в посудной лавке. Могущественнейшая держава современности сполна подтвердила тезис «Ломать – не строить!». Иракская государственная машина была демонтирована, общество дезориентировано, армия и силовики – унижены и выброшены на обочину жизни.
Мотивация заокеанских стратегов и само наличие у них адекватной стратегии перед вторжением в Ирак малозначимо. Важен результат.

Пока оккупационный контингент US Army составлял 170.000 солдат и офицеров, с добровольно-принудительными союзниками из 40 стран НАТО и вне НАТО – освобождённую от государственности страну удавалось худо-бедно контролировать. Стоимость контроля составила умопомрачительные триллионы долларов, тысячи погибших военнослужащих US Army, колоссальный медийный урон без очевидных выгод для геополитических или экономических интересов США. Напротив – уже в 2003 году Ирак сотрясал гражданский конфликт с опаснейшими вкраплениями межэтнической и межрелигиозной ненависти.

Пожарная команда из 170.000 действительно профессиональных бойцов успевала тушить основные очаги, но не могла ликвидировать причины возгорания. Потому что само присутствие этой команды в 12.000 км от американских границ было главной причиной происходящего пожара.
К 2008 году издержки иракской авантюры переполнили чашу терпения американского электората, что пришлось учитывать властям. Новый президент заявил «Yes we can!» ещё на предвыборной стадии и получил нобелевскую премию мира авансом. США начали вывод войск из Ирака в 2008 – и в этом же году было создано ядро ИГИЛ.
До первых студенческих протестов в Сирии оставалось три года. Студенты были недовольны… грубостью чиновников при оформлении документов. Пройдёт несколько лет – и головы возмущённых студентов окажутся рядом с головами грубых чиновников, отсечённые мечами средневековых фанатиков.

В 2011 году американская армия покинула Ирак, над арабским миром пронёсся ураган одноимённой весны, из тлеющих искр полыхнуло обжигающее пламя. Предполагалось, что справятся местные борцы с огнём. Их же тренировали и обеспечили всем необходимым, научили демократии, управлению «Хаммерами» и умению откупоривать «Кока-Колу»!
На деле пожарная замена либо разбежалась, либо плеснула бензина в костёр разгорающейся войны. Присоединившись к её поджигателям вполне по Брэдбери, «Fahrenheit 451». Достаточно вспомнить захват Мосула отрядами чёрного халифата в июне 2014. Полуторамиллионный город был занят в течение… суток, одних суток, без боя и с огромными трофеями. Отбивать Мосул пришлось восемь месяцев, с колоссальными жертвами и разрушениями.

Десятки тысяч идейных исламистов составили костяк квазигосударства, они прибыли в Ирак и Сирию со всех континентов.
Они получили разносторонний опыт боевых и силовых действий – открытых и партизанских, диверсионных и пыточных, идеологических и информационных.
Они обладают мотивацией убивать без колебаний и умирать при необходимости.
Они умеют играть на религиозных струнах, морально подавлять оппонентов, вербовать новых адептов – в том числе состоятельных и образованных.
Они избегают самоубийственных подрывов на протяжении последних месяцев искоренения ИГИЛ.
Они берегут себя, декларируя жертвенность.
Они останутся смрадным прахом в сирийских посёлках и холмах, в иракских песках и городах – но далеко не все.

«Где тонко – там и рвётся». Нигерийские джунгли, ливийские регионы, провинциальные городки Филиппин, Афганистана, Мали, Йемена, Сомали и т.д. – у выживших джихадистов широкий выбор дальнейшей карьерной географии.

Они успешны там, где государственные структуры слабы и дискредитированы. Где можно воспользоваться противоречиями региональных или глобальных держав. Где сохраняется или усугубляется нищета и бескультурье. Где насилие уже является методом решения проблем. Где тлеют конфликты на этнической и религиозной почве, особенно при отказе власти и общества признавать струйки дыма из-под официального глянца.
К сожалению, таковых мест на Земле гораздо больше, чем профессиональных (и даже любительских) пожарных команд.