Вторник, 26.09.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 21:12:25

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Бундесвер: турецкий исход

Бундесвер: турецкий исход

Печать PDF

Межгосударственные отношения Германии и Турции выглядят весьма прочно и надёжно. Немецко-турецкий товарооборот измеряется десятками миллиардов евро. Взаимные инвестиции в несколько раз больше этой суммы и продолжают расти. Миллионы граждан Турции работают и проживают в ФРГ на постоянной основе. Миллионы граждан Германии отдыхают в Турции на основе сезонно-курортной. К многочисленным немецко-турецким договорённостям в 2016 году добавились антимиграционные, существенно ослабившие приток беженцев в ЕС и ФРГ. Культурные и общественные связи многогранны и разнообразны.

Германия и Турция состоят в военно-политическом блоке НАТО на протяжении 60 лет, обладают значительным милитаристским потенциалом и союзническим взаимодействием. Которое проявилось в скандальном выводе частей бундесвера с турецкой авиабазы «Инджирлик» в июле 2017 года.

Оборонное ведомство ФРГ создавалось после Второй мировой войны с довольно специфическими целями. Официально защиту страны от внешних угроз обеспечивали другие страны НАТО. Фактически западногерманская армия (численностью до полумиллиона солдат и офицеров!) предназначалась для гибели в пекле Третьей мировой войны. Вместе с армией ГДР и всей Германией, перепаханной танковыми армадами и сожжённой тактическим ядерным оружием. После чего конфликтующие блоки могли одуматься, избежать глобального уничтожения и скорбно взирать на остекленевшую пустыню в центре Европы.

Ещё четверть века назад предполагаемый сценарий масштабного конфликта НАТО и Организации Варшавского Договора был именно таким. Падение Берлинской стены, мирное объединение страны, тыловое расположение в распухшем альянсе и доминирующее положение в экономике единой Европы – колоссальные достижения Германии после завершения «холодной войны». Уже на начальном этапе их реализации функции бундесвера претерпели радикальные изменения.

С 1956 года создания по год 1994 немецкой армии конституционно запрещалось действовать за пределами государственных границ. Даже в составе мирных (зачастую декоративных) контингентов войск ООН. Под расчленение Югославии законы поменяли, одновременно втрое сократив численность немецкой армии и шесть лет назад полностью отменив призыв на срочную службу. В 2017 году бундесвер присутствует в… 13 странах мира!
А именно – в Косово и Италии, в Западной Сахаре, Либерии и Мали, в Судане и Южном Судане, в Джибути и Сомали, в Ираке и Афганистане, в Ливане и Турции. Причём иракская экспедиция не обладает миротворческим мандатом ООН, обязательным с точки зрения немецкого законодательства.

Турецкая миссия немецких вооружённых сил связана с драматичными событиями в соседней Сирии. Ещё в 2012 году миролюбивый блок НАТО готовился ввести над Сирийской Арабской Республикой безоблачное небо. По иракско-ливийскому образцу запретив полёты правительственным ВВС угрозой зенитного уничтожения из наилучших побуждений. Для чего в Турцию были переброшены батареи ЗРК «Patriot» в рамках операции с красноречивым названием «Активное ограждение».
Примечательно отсутствие подобных систем на вооружении турецкой армии – полноправного участника альянса с 1955 года, второй по размеру и оснащённости в НАТО.

Несколько лет ракетные зенитчики из США, Германии и Нидерландов ждали приказа «Пуск!», обшаривая чужое небо пытливыми радарами. Пока сначала в Ираке, а затем в Сирии не возник радикальный и ужасающий феномен ИГИЛ (запрещённая в РФ организация), приблизившийся к турецким границам на тачанках по земле. Охота на сирийские ВВС утратила актуальность ввиду охоты фанатичных палачей на всех инакомыслящих. Включая граждан западных стран, подвергавшихся публичным пыткам и казням на площадях – чему не могут помешать все ПВО земных армий.
В январе 2016 года 400 немецких военнослужащих, два радара, шесть пусковых установок ЗРК «Patriot», сотни контейнеров и единиц автотранспорта покинули Турцию. Миссия продлилась три года, боевыми либо учебными стрельбами не запятнана, обошлась в 75 млн. € прямых расходов только для бюджета ФРГ, её смысл определяется до сих пор.

Вместо угроз сирийской авиации возникла необходимость уничтожить чёрный халифат. Германия внесла разведывательную лепту в новую задачу обеспечения региональной стабильности. Перебросив в Турцию с согласия Анкары самолёты ДРЛО, один авиазаправщик и опять же 400 военных специалистов. Дислоцированный на базе «Инджирлик» немецкий контингент стал заложником обострения германо-турецких отношений с первых же дней размещения.

В июне 2016 года нижняя палата парламента ФРГ признала геноцид армянского народа властями Османской империи во время Первой мировой войны. Из 630 депутатов против был один и ещё один воздержался. Нынешние власти и общество Турции не могут нести юридической либо материальной ответственности за жуткие преступления вековой давности. Однако это чрезвычайно болезненный вопрос в морально-нравственном отношении для всех причастных стран и людей. Турецкий посол был незамедлительно отозван из Берлина, немецкому послу в Анкаре молниеносно вручена нота протеста. Первые лица турецкого государства обрушились с резкой критикой на немецких «моралистов». Взывая к памяти жертв холокоста, к немецкой жестокости в африканских колониях в начале XX века.
При этом депутаты бундестага турецкого происхождения были заклеймены как «носители неполноценной крови», что весьма странно для антинацистской аргументации. Президент Турции пригрозил Германии «серьёзными последствиями за проявление враждебности».

В июле 2016 года турецкий президент лично столкнулся с куда более враждебными проявлениями, чем резолюция немецкого парламента. В Стамбуле и Анкаре, в отдельных гарнизонах, военно-морских и военно-воздушных базах произошла попытка военного переворота. Армейские части с бронетехникой захватили различные госучреждения, крупнейшие аэропорты, мосты через Босфор, ведущие телекомпании. Для полного подавления путча потребовались сутки. Он привёл к сотням жертв среди мятежников, силовиков и гражданских лиц. Мятеж стал катализатором крупных внутриполитических перемен в Турции, доселе не завершенных.
Первой стадией путча предусматривалось пленение либо физическое уничтожение Р. Т. Эрдогана в курортном Мармарисе. Он, его семья и малочисленная охрана разминулись с крупным отрядом элитарных убийц всего на несколько минут.

Ночь с 15 на 16 июля 2016 года отличалась неопределённостью – кому же принадлежит власть в Турции. Законно избранному президенту с правительством и парламентом или революционному генералитету. Кто является предателем национальных интересов, а кто отважным борцом с наймитами тёмных сил. Кем окажутся восставшие – путчистами или героями. С кем придётся иметь дело партнёрам по НАТО и около ЕС. Греция привела свои войска в полную боевую готовность – первый и последний случай за всю историю альянса ввиду угрозы изнутри альянса!

Остальные союзники Турции просто выжидали, кто возьмёт верх и бразды правления 80-миллионным государством, юго-восточным бастионом НАТО. Не поддержав турецкого президента даже на словах. Формальной констатацией незаконности военного переворота и масштабного кровопролития в турецких городах.

Такое не забывается.

Последний год немецко-турецкие отношения продолжали умеренно деградировать. Ряд участников мятежа получили убежище в ФРГ, включая бывших офицеров ВС Турции. Европейские (и громче всех немецкие) политики уличали турецкие власти в оптовом искоренении оппозиции и построении авторитарного государства. Резко критиковались действительно масштабные репрессии в Анатолии и референдум о расширении президентских полномочий Р. Т. Эрдогана. Ряд турецких министров сначала получили разрешение выступить на митингах в ФРГ, потом эти разрешения были отозваны.
Возникли дипломатические скандалы с участием высокопоставленных лиц, их проникновением через границы ЕС и т.д.

Турецкие власти симметрично ответили запретом немецким делегациям посещать немецких военнослужащих на базе «Инджирлик». На протяжении четырёх месяцев и без исключений. Объясняя свои действия туманными «особенностями внутренней ситуации» в Турции. Совместная борьба с международным терроризмом выродилась в обмен союзническими тумаками. Взаимные обиды достигли апогея на саммите G20. Из-за «особенностей внутренней ситуации» в ФРГ президент Турции буквально в последний момент не смог выступить на митинге в Гамбурге перед десятками тысяч соотечественников.

На следующий день, 9 июля 2017 года, контингент бундесвера приступил к исходу из Турции в Иорданию. Перевод семи самолётов и 400 военнослужащих носит плановый характер, продлится несколько месяцев и вполне способен затянуться до полной ликвидации чёрного халифата. Как минимум в Сирии, где радикальное квазигосударство стремительно теряет обширные территории и оставшиеся опорные пункты.
Власти Берлина устраняют один из раздражающих факторов в отношениях с Анкарой. Как этот фактор повлияет на борьбу с международным терроризмом – вопрос второстепенный. Наверняка не хуже, чем батареи ЗРК «Patriot», три года простоявшие на турецких базах в напряжённом и полном бездействии.