Пятница, 24.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 13:49:40

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Межарабский ультиматум: от страха до насмешки

Межарабский ультиматум: от страха до насмешки

Печать PDF

Всего за один месяц катарского кризиса произошли тектонические перемены – но не в блокируемом государстве, не в акватории Персидского залива, не в дипломатических кулуарах, не в многомиллиардных авуарах. Организатор капитуляции миниатюрного эмирата продемонстрировал полную военно-политическую импотенцию вкупе с торгово-экономической неуверенностью. Держава с претензией на региональное доминирование выглядит жалко и смешно. Каждой новой инициативой ухудшая собственный авторитет. Что губительно не только в имиджевом плане.

Нынешний (пусть и промежуточный) итог операции «Катар-изгой платит репарации и чистосердечно раскаивается!» стал позорным для обитателей мраморных дворцов Эр-Рияда. С 5 июня по 5 июля 2017 года катарские власти трижды отвергли саудовский ультиматум. Собственно, многократно выдвигаемый ультиматум больше похож на просьбу, чем на жёсткое требование с позиции силы. Особенно при смягчении ультимативных условий в очередной редакции и полной растерянности в тающем лагере союзников СА.

Катарские эмиры отказались сдавать национальный суверенитет во внутренних делах, определённую самостоятельность в выборе внешних партнёров и эффективный инструмент ТВ-пропаганды. В обмен на отзыв единоличной катарской вины в поддержке международного терроризма и унизительную выплату контрибуции другим спонсорам радикального джихадизма.

Саудовские угрозы начинались громко и решительно. Вольно и невольно вызывая ассоциации с вторжением королевской армии в Бахрейн (март 2011) и Йемен (интервенция продолжается с марта 2015). Возможности противостоять саудовским войскам у Катара нет, слишком велика разница милитаристских потенциалов. Столь же катастрофической выглядела торгово-экономическая блокада полуострова. Завозящего практически все продукты/материалы/оборудование и вывозящего сжиженный газ. Однако до военных тревог и пресечения торговых потоков дело не дошло.

Опираясь на открытую помощь Ирана и Турции, пользуясь нейтралитетом США, России, Китая и всех европейских стран, СПГ-государство отвергло список из 13 соседских претензий. Не оценив саудовской готовности подождать положительный ответ. Больше всего поражает отсутствие запасного плана у стратегов Эр-Рияда. Фантазии о внешнеполитическом могуществе столкнулись с умеренной фрондой ближайшей страны и рассыпались в прах. Увенчав цепочку королевских провалов тягостным звеном:

- Планы стремительно разгромить йеменских повстанцев увязли в горной стране, привели к бегству всех коалиционных участников, к большому напряжению боеспособных частей саудовской армии и к огромным бюджетным расходам. Последние полтора года пунктир фронтов стабилен. Стороны несут обоюдные и значительные потери в оперативном тупике. Саудовская идея по урегулированию конфликта «Ну-ка всем капитулировать!» воспринимается скверно, другие методы приемлемого окончания войны даже не озвучиваются.

- Планы свержения сирийского президента и наделения властными полномочиями в САР саудовских протеже давно остались в прошлом. На нынешний ход сирийского конфликта королевство влияет слабо. Ещё меньше шансов получить хоть какую-то выгоду от гигантских инвестиций в борьбу с Б. Асадом и светской Сирией.

- Планы перетянуть на свою сторону Турцию и объяснить США коварство катарских эмиров осуществлены на 0%. Покупка американского оружия на невообразимую сумму в политическом отношении оказалась столь же эффективной, как инвестиции в сирийскую войну.

- Планы ограничить влияние Ирана в Йемене и Ираке очевидно (для всех, кроме тронного совета в Эр-Рияде) сорваны. Разрыв дипломатических отношений с ИРИ никак им не помог, хотя датирован ещё январем 2016 года. Напротив – взбунтовавшийся Катар вместо разрыва отношений с Ираном расширил торгово-экономическое и транспортное партнёрство с соседним государством.

Любую скверную ситуацию можно ухудшить систематической бездарностью и упорным отрывом от реальности. В Каире состоялось совещание, после насмешливого отклонения Катаром многоразового ультиматума коллег по Персидскому заливу. В нём участвовали высокопоставленные представители Саудовской Аравии, ОАЭ, Египта и Бахрейна. Всемирная коалиция противников «террористического» эмирата съежилась до четырёх стран.
Министры иностранных дел антикатарских государств… не смогли выработать общую позицию дальнейших действий. Сумев констатировать своё разочарование развитием событий. Посулив ввести новые санкции, если в том возникнет необходимость и удастся согласовать пакет санкционных мер. Постеснявшись упомянуть о старых санкциях, ибо они толком не введены до сих пор.

Итог каирского совещание дополнен саудовским намерением бойкотировать Катар. Тем самым подталкивая эмират к углублению партнёрства с Турцией и Ираном, включая партнёрство военно-техническое. База ВС Турции на полуострове уже соседствует в крупной базой US Army и активно расширяется. Катарские танкеры беспрепятственно выполняют рейсы к терминалам СПГ в Азии и Европе. Встречный поток товаров на кораблях уже вырос, компенсируя закрытие саудовско-катарской границы. Полёты Qatar Airways несколько удлинились и осуществляются через Иран – для богатейшей государственной компании это не критично. Вещание пресловутой «Аль-Джазиры» выполняется в полном объёме, в четырёх антикатарских странах оно ограничено поверхностным образом.

Интрига скандала в нефтегазовом семействе заключается в глубине обиды саудовских властей. Будут ли они благоразумны признать провал операции «Катар-изгой заплатит за всё!» хотя бы перед собой. Хватит ли дипломатического такта для сложных переговоров с союзниками и соперниками. Или «сохранение королевского лица» потребует жертв в буквальном смысле – в пределах саудовских границ и в ближнем зарубежье.
Ошибка может стоить престола отнюдь не катарскому эмиру.