Воскресенье, 22.10.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 23:41:37

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Энергетические прожекты: газопровод между Данией и Польшей

Энергетические прожекты: газопровод между Данией и Польшей

Печать PDF

Балтийское море стало площадкой трубопроводного строительства всего семь лет назад. Когда в течение полутора лет (весна 2010 – осень 2011) была проложена первая ветка Nord Stream прокачивающей мощностью 27.5 млрд. м3 в год. Стратегический газопровод соединил крупнейшего производителя и потребителя голубого топлива в Европе – Россию и Германию. Поставляемые по «Северному Потоку» объёмы летучих углеводородов достигли предела трубопроводных возможностей двух веток, почему и возник проект Nord Stream 2.

Расширение «Северного Потока» позволит поставлять в ФРГ безтранзитным образом до 110 млрд. м3 российского газа в год. Исключаются риски шантажа со стороны «надёжных партнёров», угрозы долгосрочному существованию энергетических магистралей, появляются возможности зарабатывать на распределении газа в ЕС. Обоюдная российско-германская заинтересованность в «Северных Потоках» оказалась сильнее всех санкционных потуг последних лет – к концу 2019 года Nord Stream 2 заработает в штатном режиме. Все вопросы с его юридическим обеспечением, финансированием и осуществлением на местности решены в положительном ключе.

Во втором десятилетии XXI века – сразу после запуска первой очереди «Северного Потока» – в Европе возник любопытный феномен инфраструктурного карго-культа. Попытки создать вечный энергетический двигатель предпринимались и раньше (например, газопровод Nabucco, нефтегазовая магистраль через пустыню Сахара, СПГ-терминал в Хорватии и т.д.).

До практической стадии эти проекты не добирались по вполне уважительным причинам. Либо ввиду мизерной (если не отрицательной) рентабельности, либо из-за отсутствия у поставщиков достаточного объёма ресурсов, либо при низкой ресурсной потребности у покупателей. Чаще всего причин было несколько, хотя для проектной заморозки хватало и одной. Пафосные идеи ограничивались наглядной агитацией с яркими презентациями и солидными гонорарами у горе-проектировщиков.

После 2011 года экономическая обоснованность отдельных энергетических объектов отступила под натиском политической целесообразности строительства. Были возведены терминалы по приёму сжиженного газа в Литве и Польше, полным ходом идёт подготовка к строительству энергомоста из Швеции в Прибалтику. При этом шведская электроэнергия – самая дорогая в Европе, а оба СПГ-терминала работают на 20% от своих возможностей и на 100% убыточно.
Однако сумрачный гений энергетического прожектерства продолжает будоражить Балтийский регион – на этот раз реанимацией проекта Baltic Pipe. Периодически вспоминаемого с 2001 года, этакой северной вариации Nabucco – более устойчивой к критическому разгрому и спекулятивной риторике.


Baltic Pipe – это подводный газопровод между Польшей и Данией, длиной около 150 км, с новым уровнем идейной компетентности и обоснованности капитальных затрат. У газопровода не определена ни трасса, ни диаметр, ни круг акционеров, подрядчиков и субподрядчиков, ни прочие технические и финансовые подробности.

Обе страны-участницы проекта испытывают дефицит природного газа. Польские месторождения вырабатывают менее 4.5 млрд. м3 в год при ежегодных потребностях Польши в 14-15 млрд. м3. Терминал СПГ за 2016 год принял 1 млрд. кубометров газа. Около 9 млрд. м3 газа польские компании приобретают у «Газпрома». Если быть точным, то в прошлом году объём закупок в России вырос на 1.4 млрд. м3. Поиски сланцевой панацеи на территории Польши полностью свернуты ещё в 2015 году, обнаружения новых традиционных скважин не фиксировалось более 30 лет.

Единственное значимое датское месторождение Tyra разрабатывается на шельфе Северного моря с 1984 года, покрывает 90% (!) датских потребностей в летучих углеводородах и практически истощено. Компания Maersk Oil объявила о прекращении добычи на Tyra с осени 2018 года, определив месторождение как «экономически нежизнеспособное». Динамика поставок «Газпрома» в Данию вполне определённа:

- 0.33 млрд. м3 в 2013 году;
- 0.41 млрд. м3 в 2014;
- 1.1 млрд. м3 в 2015;
- 1.75 млрд. м3 в 2016.

Весь российский газовый экспорт и в Польшу, и в Данию осуществляется по имеющимся и новым газопроводам, в строительстве специальных магистралей не нуждается. Специальные усилия необходимы для политического прожектерства и медийно-маскировочных эффектов.

В конце весны 2016 года между Польшей и Данией подписан межправительственный меморандум о реализации газопровода Baltic Pipe. Документ предполагает принять решение по инвестициям в 2018 году и закончить строительство в 2022. Документ не нуждается в таких скучных подробностях, как источники наполнения газопровода или вектор перекачки. Обе страны газодефицитны, от Baltic Pipe ждут чудес в стиле «Вари, горшочек!» или более приземлённых реверсных фокусов.
Решение об инвестициях можно принимать, не дожидаясь 2018 года и уж тем более не уповая на укладку гарантированно пустой трубы в балтийские глубины. Для создания шумового эффекта «Мы тоже строим газопроводы!» довольно и меморандума о невыполнимых намерениях.