Воскресенье, 22.10.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 23:40:38

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Новый терроризм: от Манчестера до Тегерана

Новый терроризм: от Манчестера до Тегерана

Печать PDF

За три последних месяца Великобритания трижды подверглась нападению фанатичных экстремистов. Чего в истории бывшей империи и вообще Европы не бывало никогда. Отдельные проявления жуткого насилия могли привести к огромным жертвам и разрушениям. Достаточно вспомнить трагедию Ниццы в 2016 или Парижа в 2015. Серия взрывов в лондонском метро двенадцатилетней давности стала колоссальным потрясением и первым шахид-терактом в Европе. Унесла жизни 52 человек, отправила на больничную койку более 700, случилась в день саммита G8 и сразу после решения о проведении XXX Олимпийских игр в Лондоне.

Однако такие сложные операции международных террористов имели единичный характер. Как и в случае авиационного удара по Нью-Йорку и Пентагону (сентябрь 2001), как и при железнодорожном теракте в Испании (март 2004), как и при нападении на Париж в ноябре 2015, повторные попытки масштабного кровопролития неизменно проваливались.
Повторно угнать самолёты и обрушить их на мирные города не удавалось. Не удавалось организовать несколько групп маньяков для сафари на улицах, в ресторанах и театрах европейских городов. Не удавалось ещё раз протащить десятки килограммов взрывчатки в аэропорты и вокзалы европейских городов. В том же Лондоне 2005 года рецидив теракта добрался до стадии закладки четырёх бомб в автобусах и поездах подземки – но ни одна адская машина не сработала, а все преступные минёры были арестованы.

С повторами нового терроризма всё обстоит иначе.

22 марта 2017 года маньяк-одиночка совершил наезд на прохожих в центре Лондона, попытался проникнуть в Вестминстерский дворец, убил троих прохожих, одного полицейского и был ликвидирован службой охраны британского парламента.
3 апреля 2017 года от взрыва в метро Санкт-Петербурга погибло 15 человек и ранено 87, ещё одну бомбу удалось оперативно обезвредить.
22 мая 2017 года после концерта на стадионе Манчестер-Арена произошёл самоубийственный подрыв, унесший жизни 23 слушателей. Ранения получили свыше 120 человек. Около половины пострадавших – дети и подростки. На Эйфелевой башне в знак солидарности с Манчестером погасили иллюминацию.
26 мая 2017 года в египетской провинции Эль-Минья бандой джихадистов расстреляны и сожжены автобусы с христианскими паломниками. Убито более 40 человек, из них 26 детей. Эйфелева башня продолжила сиять как ни в чём не бывало….

3 июня 2017 года микроавтобус стал средством преступного наезда в лондонском Сити. Водитель и два пассажира выскочили из машины, напали на случайных прохожих и посетителей ресторана с мясницкими тесаками. Семь человек убито, 48 ранено, фанатики застрелены спешно прибывшим спецподразделением.
В этот же день случайный взрыв петарды на улице итальянского Турина спровоцировал панику среди футбольных болельщиков. В бурном потоке разбегающихся людей пострадали 1.500 (!!) человек. Несколько детей получили тяжёлые травмы.
Днём позже одиночный джихадист напал с молотком (!) на патруль полиции близ парижского собора Нотр-Дам, сумел ранить сотрудников правопорядка и был застрелен до того, как выхватил кухонные ножи из-под полы. 900 посетителей всемирно известного собора несколько часов просидели взаперти, часть времени – с поднятыми над головой руками.
На следующий день совершено дерзкое террористическое нападение на парламент Ирана и мавзолей аятоллы Хомейни, погибло два сотрудника охраны и два смертника.

Сцена с сотнями парижан и гостей французской столицы, словно сдающихся в плен внутри собора Нотр-Дам, более чем символична. Европейские элиты декларируют решительную борьбу с террором, но фактически капитулируют перед разрозненным и хаотичным напором фанатиков.
В Великобритании после мартовского автомобильно-ножевого теракта предпринято серьёзное усиление мер безопасности. Вдвое увеличено количество полиции, модернизирована её экипировка и подготовка. Только в Лондоне (на улицах, в транспорте, учреждениях, отелях, подземных переходах и т.д.) за порядком следят 750.000 видеокамер, не считая частно-корпоративного мониторинга. На одну видеокамеру приходится 11 жителей лондонской агломерации – мировой рекорд! Срок реакции силовиков на информацию о преступлении кратно сокращён, вся операция по ликвидации трёх июньских террористов заняла всего 8 минут.

Но подобное насилие нуждается в системном предотвращении на стадии зарождения и подготовки, чего в Старом Свете не наблюдается. Преступники получают минимальные сроки наказания и выходят по амнистии. Ведут разнузданную пропаганду по вербовке «воинов джихада», обустраивают шариатские кварталы внутри европейских городов. Находятся в поле зрения полицейских видеокамер и правоохранительных органов годами – и продолжают свою противозаконную деятельность. Обрастают массой подозрительных связей и свободно перемещаются по всему миру.

Количество полицейских патрулей, видеокамер, тревог и призывов к бдительности не переходит в безопасное качество. Стремление объединить либеральные ценности и профилактику терроризма в универсальное существо порождает обречённых кадавров. Отказ от международного сотрудничества при уничтожении международного терроризма выглядит попросту нелепо и сохраняется с завидной стабильностью.

Новый терроризм под прикрытием резонансных преступлений и радужных заблуждений разросся вширь и вглубь – причём разросся в Европе, среди европейских граждан по праву рождения, воспитания и образования. Он использует подручные средства, не нуждается в дорогостоящем оборудовании и специальном обучении, питается информационно-пропагандистской ненавистью, страхом и ксенофобией. Ему чрезвычайно способствует концентрация государственных ресурсов и общественной энергии на выдуманных проблемах, на электоральной конъюнктуре, на стереотипах времён «холодной войны».

Выкорчевать больное дерево многократно проще, чем ликвидировать преступную грибницу, ибо ядовитый мицелий необходимо обнаружить и достоверно убедиться в его токсичности. Когда же поиски преступной сети ведутся под девизами «The Russians are coming!», «Асад должен уйти!», «Stop Russian Hackers!», «Иран угрожает региональной стабильности!» и т.п., то поиски лишаются смысла.

Одно дело воевать и с правительством Б. Асада, и с чёрными палачами ИГИЛ (запрещённая в РФ организация), и с проиранскими формированиями в Сирии – это феерично и нелогично, но далеко от обетованной Европы и гордых британских островов.
Совершенно другое дело – конфликтовать с Россией, продвигать военную инфраструктуру НАТО на восток, помогать «правильным» террористам против неправильных «диктаторов» и при этом в очередной раз заявлять о решительной борьбе с экстремизмом у себя дома.
Такая политическая шизофрения грозит развалинами не в Мосуле или Хомсе, но в Брюсселе и Бирмингеме.