Пятница, 24.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 13:59:55

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Э. Макрон: от электорального триумфа к властным будням

Э. Макрон: от электорального триумфа к властным будням

Печать PDF

Во втором туре выборов президента Франции кандидат «лишь бы не Ле Пен» одержал убедительную и предсказуемую победу. За Эммануэля Макрона проголосовали 20.7 млн. избирателей (8.65 млн. в туре первом). Его соперница заручилась поддержкой 10.8 млн. французов (7.7 млн. двумя неделями раньше).
Основатель движения «En Marche!» получил более 14 миллионов новых сторонников в самые кратчайшие сроки и готов к пятилетнему сроку президентских полномочий в Елисейском дворце. 23 апреля 2017 года его отрыв от лидера Национального Фронта составил менее 1 млн. голосов, т.е. 3%.

Стоит отметить майский успех Э. Макрона в 99 из 101 департамента Пятой Республики – лишь в Аррасе и Эне на северо-востоке страны победила М. Ле Пен. Ещё никогда выборы президента Франции не сопровождались столь масштабным общественным отторжением обоих финалистов.
Отторжение отмечено спадом уровня электоральной активности – 77.7% в первом туре и 74.2% во втором, вопреки многолетней исторической традиции. Отторжение зафиксировано в гигантском количестве испорченных и пустых бюллетеней именно в финале 7 мая. Около 4 миллионов французов пришло на избирательные участки ради личного протестного перформанса.
Отторжение проявилось в многочисленных акциях уличного возмущения с привычнымии актами имущественного вандализма.

Личный легитимный и общественно-буйный протест не помешали (и не могли помешать) выборам главы французского государства. На 39-летнего президента посыпались поздравления – из Вашингтона, Брюсселя, Берлина, Лондона и от выбывших кандидатов-соперников! Не без исключений, разумеется. Согласно мнению (капитана Очевидность) ультралевой сенсации первого тура Ж.-Л. Меланшона:

«…люди проголосовали не за идеи Макрона, а за меньшее из двух зол. Вы ещё увидите, как программа нового президента уничтожит всю нашу социальную систему…»

Жан-Люк Меланшон несколько форсирует события – у нового президента Пятой Республики попросту нет своей программы и управленческих приоритетов.
Он никогда не занимал выборных должностей и в ходе кампании излагал множество противоречивых идей.
Собрать в правительстве представителей всех влиятельных политических сил, да ещё и с 50% женской квотой. Добиться доверия общества принятием специального закона (?). Проводить решительную и самостоятельную политику, не имея кабинета единомышленников и собственной парламентской фракции.
Улучшить доступность социальных гарантий. Сократить расходы на пособия по безработице и медицинское страхование.
Ввести обязательный пансион для всех французов, гарантированные государством 700-800 ежемесячных €.
Поддержать развитие французского бизнеса, промышленности, инфраструктуры, инвестиций, инноваций и прочих (дежурных терминов) важных отраслей.

Среди обещаний Э. Макрона – упрощение и облегчение налогообложения. Тут же введение дополнительного налога «на роботов».
Борьба с радикальным терроризмом в Ираке и Сирии. Заявление, что «единственный враг сирийского народа – это Б. Асад». Гробовое молчание о расколотом Ираке и рассадниках джихадизма в собственной стране.
Новый президент Франции умеет настаивать на единстве ЕС и углублении процесса евроинтеграции. Готов глубоко реформировать ЕС, угрожая французским выходом по британской колее. Постарается примчаться в Берлин к фактическому лидеру ЕС при первой же возможности.

Новичок в большой политике и протеже Ф. Олланда – самого непопулярного президента Пятой республики. Автор бестселлера «Революция» и инвестиционный банкир со скороспелым состоянием. Лидер низового протеста на предвыборной стадии и борец с этим протестом после достижения личного результата. Патриот трудящейся Франции и доверенное лицо бизнес-империи Ротшильдов. Сторонник санкционного давления на Россию и скептический оценщик эффективности санкций.

Примечательны причины голосования Франции за внезапного фаворита, всего год назад не входившего и в сотню претендентов на президентский пост. Лидируют следующие ответы без толики конкретики:

«Он воплощает в себе динамизм и открытость!»
«Он сделает жизнь проще и лучше!»
«Он источает уверенность и дух победы!»
«Нам давно нужны перемены!»
«Все поборники толерантной терпимости за него!»
«Все состоятельные люди за него!»
«Все сторонники социальной справедливости за него!»
«Как можно быть за Ле Пен?!»

Французы использовали своё право выбора – одно из ценнейших прав цивилизованного человека. В ближайшие месяцы им предстоит понять, кого они выбрали на пост главы государства и в чём основные положения политической программы Э. Макрона. С учётом парламентских выборов уже в июле 2017 и крайней важности солидного представительства «En Marche!» в Национальном собрании команда победителя продолжит излучение эмоционального позитива и генерацию обтекаемых лозунгов. Подлинные проблемы ждут несколько десятилетий, подождут ещё немного или столько же.

Французская экономика стагнирует на всём протяжении XXI века. Околонулевой рост достигается статистическими ухищрениями.
Государственный долг Франции с 35% ВВП в 1990 году вырос до 100% ВВП в 2016 году.
Обслуживание государственного долга обходится в 5-6% бюджетных доходов, при этом сумма задолженности постоянно растёт.
Профицит внешней торговли закончился в 2002 году. Торговый дефицит достиг 60 млрд. €, причём со всеми главными партнёрами – США, Китаем и остальным Евросоюзом.
Доля промышленности в валовом внутреннем продукте существенно ниже, чем в среднем по ЕС (19.5% и 25.7%), а ведь учитываются все государства Евросоюза!
Включая специализированных поставщиков трудовых мигрантов с добровольно упразднённой промышленностью.
Привлечение инвестиций показывает худшую динамику среди всех развитых государств, около 1% роста в год.
Безработица стабильна на уровне 10%, среди молодежи – около 25%.
Атомная энергетика Франции вырабатывает 75% потребляемой электроэнергии и на 90% состоит из АЭС возрастом старше 30 лет.
В крупнейших городах существуют анклавы выходцев из иных стран, куда опасно заходить коренным французам и сотрудникам сил правопорядка. Из этих анклавов выходят участники террористических атак – в Ирак, Сирию и в центр Парижа.

Во Франции велик разрыв между финансово-экономическими возможностями и социальными потребностями.
Разрыв между балластом государственных расходов и скудеющими централизованными доходами.
Разрыв между догматами мультикультурализма и криминально-террористическими угрозами.
Разрыв между социалистическими заявлениями лидеров и замкнутой элитарностью лидерских элит.
Разрыв между предвыборными ожиданиями и будничной никчёмностью избранных персон.

Сможет ли новый президент Пятой Республики сшить хотя бы некоторые разрывы? Предыдущий 39-летний руководитель Франции смог – решительным образом перекроив не только собственное государство, но и переформатировав всю Европу.
Звали революционного закройщика Наполеон Бонапарт и он не писал одноимённых книг.
Современные лидеры Франции предпочитают консервацию застарелых проблем их решению. Отказываясь признавать актуальность проблемных тем, скрываясь от реальности в лабиринтах противоречивых обещаний.