Понедельник, 21.05.2018г.

Последнее обновление:Сегодня, 23:25:59

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Вооружённые силы ФРГ в поисках финансового баланса

Вооружённые силы ФРГ в поисках финансового баланса

Печать PDF

В конце холодной войны немецкая армия представляла собой грозную силу. Полмиллиона солдат и офицеров, три тысячи танков, сотни боевых самолётов и вертолётов, десятки военных кораблей и подводных лодок, множество других милитаристских элементов… для взаимного гарантированного уничтожения! Немецкая армия была разделена по линии ФРГ-ГДР и выполняла жертвенную роль в глобальном или региональном конфликте вместе со всей Германией.

Менее 30 лет назад апокалипсиса «Vae victis!» удалось счастливо избежать. Германия мирно и в целом благополучно объединилась под сенью блока НАТО. Сам блок продвинулся далеко на восток, потому что обещал не делать и шагу в направлении Drang nach Osten. ФРГ оказалась в глубоком и безопасном тылу единой Европы, на этот раз дистанцировавшись от восточной экспансии.

Армейские рудименты лишь мешали экономическому лидерству Германии в ЕС. Бундесвер подвергся резкому сокращению по всем количественным компонентам, но качественные показатели боевого потенциала в лучшем случае остались прежними.

Современные вооружённые силы ФРГ комплектуются исключительно добровольцами, призыв приостановлен в 2011 году. Армейская, авиационная и флотская численность личного состава снижена до 177.000 человек – из них в сухопутных силах 60 тысяч, а в тыловых службах 40 тысяч. По оценкам Европейского оборонного агентства и немецкого верховного командования и к боевым действиям готовы менее 10.000 подчинённых. Что косвенно подтверждается зарубежной военной активностью. В 13 миссиях принимают участие 3.5 тыс. военнослужащих бундесвера – инструкторами на тыловых базах, патрульными командами в Средиземном море и т.п. Бюджет ВС ФРГ колеблется на солидной отметке 40 млрд. €.
Что существенно ниже заокеанского норматива в 2% ВВП, но гораздо больше, чем расходуют на военные нужды государства в состоянии войны. Например, Ирак (10 млрд. $), Сирия (2.3 млрд. $) или Афганистан (2.1 млрд. $).

Немецкая и в целом европейская специфика оборонных инвестиций уделяет большое внимание человеческому фактору. Армия должна быть привлекательным и престижным работодателем. Иначе придётся узаконить институт наёмничества (французский Иностранный легион) либо вернуть срочную службу (Швеция, Норвегия, Литва).
За последние несколько лет в немецких вооружённых силах введено нормирование рабочего дня, в полтора раза повышено минимальное денежное довольствие, введены материальные компенсации за переработку, за выезды на учения, за участие в ликвидации стихийных бедствий и т.п. Только на ремонт бытовых помещений, казарм и комнат отдыха расходуется 1 млрд. € ежегодно. Ещё больше тратится на наглядную агитацию, на участие в ярмарках «Выбери профессию!» и другие PR-мероприятия.

Общественность ФРГ доверяет своей армии, 80% добровольцев довольны уровнем оплаты и комфорта… но 70% граждан против армейской карьеры для себя и своих близких, а 80% добровольцев не намерены заключать даже 3-летний контракт с военным ведомством.
Социальный уклон оборонных расходов отрицательно сказывается на перевооружении и модернизации ВС ФРГ. Особенно с учётом традиционного немецкого пиетета к техническому совершенству и растущим расходам на единицу техники в процессе выполнения заказов.

Немецкие бронемашины «Puma» проходят испытания с 2008 года и призваны заменить устаревшие БМП «Marder», снятые с конвейера ещё в 1975. Серийное производство стартовало в 2010 году, с тех пор стоимость одной «Пумы» выросла с 6.5 до 10 млн. €, производитель прогнозирует 12 млн. € в связи с дальнейшими усовершенствованиями. Заказ сокращён с 410 до 350 машин и за семь лет выполнен наполовину.
Ни одной «Пумы» в немецком батальное НАТО прибалтийской дислокации не замечено, союзное присутствие обозначено десятком пенсионных «Marder-ов».

Вертолёты огневой поддержки UH Tiger должны были пополнить авиационные части немецких ВС к 2011 году в количестве 80 машин, производство начато в 2002. К декабрю 2014 в ВВС поступило 36 UH Tiger, за последующие три года – всего шесть. Две другие страны, принявшие данные вертолёты на вооружение, озвучили планы избавления от уязвимых машин из композитных материалов.
Францию и Австралию не устраивает низкая живучесть винтокрылых «Тигров» к любому зенитному воздействию. В современных конфликтах вольготная охота на отсталых дикарей встречается всё реже. Германия является производителем UH Tiger и продолжает их закупки по возросшей на 30% цене (39 млн. $ за единицу).

Немецкие подводные лодки проекта 212А – новые, современные и профессионально признанные субмарины. В отличие от вертолётов UH Tiger, подлодки 212А пользуются интересом иностранных заказчиков из Италии, Греции, Турции, Израиля, Пакистана. В процессе строительства каждая субмарина подорожала ровно вдвое, с 280 до 560 млн. €. Они вошли в состав Deutsche Marine в XXI веке, две последние – в 2015 и в 2016 гг.

Большой резонанс вызвал выход из строя всех шести немецких подлодок в декабре прошлого года. По различным причинам корабли проходили срочный, плановый и прочий ремонт, а также находились на испытаниях либо их экипажи были неукомплектованы. Согласно официальной информации, к маю 2018 года ни одна из 212А не вернулась к выполнению боевых миссий.
Запредельные сроки ремонтных работ связаны с необходимостью штучного изготовления запасных частей при устранении каждой неисправности. Система предварительных заказов узлов и агрегатов признана нерентабельной ещё 20 лет назад. Почему даёт сбои система по комплектованию подводных экипажей, военно-морское руководство не уточняет.

Винтовка G36 производства компании Heckler & Koch – настоящая гордость немецких оружейников. Если вертолёты UH Tiger нужны только самой Германии, а подлодки 212А экспортируются в пять стран, то винтовки G36 приняты на вооружение в 50 государствах! Причём ими оснащены антитеррористические подразделения, военная полиция, охрана vip-персон и другие элитные формирования.
Винтовки G36 производятся в США для нужд полицейского спецназа и частных охранных структур во многих штатах – редчайший прецедент для европейского бренда. Винтовки G36 завоевали мировое признание, несмотря на рекордную стоимость.

В 2014 году по личной инициативе министра обороны ФРГ (!) хвалёная винтовка признана негодной для длительной стрельбы в условиях жаркого климата. Что довольно удивительно после десятилетнего использования G36 в афганской и иракской кампаниях – но вполне рационально с учётом предпочтения всеми местными комбатантами других видов стрелкового вооружения. В 2015 году г-жа фон дер Ляйен ограничила применение нежных винтовок в миротворческих миссиях ФРГ и посулила скорый отказ бундесвера от их использования. Конфликт Heckler & Koch и оборонного ведомства ФРГ продолжается. Как и недоумённое выжидание 23 стран, эксплуатирующих G36 в условиях жаркого климата.

Немецкий танк Leopard-2 стабильно лидирует во всевозможных бронированных рейтингах – по стоимости машины это место вполне оправдано. В армии ФРГ имеется всего 300 «Леопардов», всего же их выпущено около 3.300 единиц, только Саудовская Аравия заказала 700 шт.
«Безусловно лучший танк» составляет основу ударной мощи в сухопутных силах Катара, Канады, Дании, Польши, нейтральных Швеции, Швейцарии, Австрии и ещё полутора десятков армий разных континентов.
«Безусловно лучший танк» выпускается с 1979 года и впервые доехал до поля боя в 2016.
«Безусловно лучший танк» был сожжён в количестве 10 машин, в ходе турецкого наступления на сирийский город Эль-Баб. Ещё две машины радикальные джихадисты захватили целыми, турецкие ВВС их впоследствии уничтожили.

Разумеется, с помощью техники сражаются люди, от генералов до экипажей. Большое значение имеет их опыт, квалификация и специфика каждого столкновения. Но турецкая армия беспрерывно воюет в южном приграничье более 30 лет, а российских танков Т-90 во всей Сирии за три года потеряно всего два. Экспортная стоимость Т-90 в несколько раз ниже расценок на приобретение «безусловно лучшего танка».

В ФРГ периодически обсуждаются проблемы именно с техническим состоянием вооружённых сил. Из 270 новеньких бронемашин «Boxer» способны колесить и стрелять 180. Из 89 истребителей Tornado готовы к истреблению врагов всего 38. Из 150 транспортных самолётов и вертолётов пригодны к транспортировке только 40. Из девяти винтокрылых машин для переброски чрезвычайно засекреченного спецназа KSK – всего одна.
Последний пример является характерным маркером. В условиях резко возросшей для ФРГ террористической угрозы столь низкая мобильность профессиональных антитеррористов попросту невозможна. Что подтвердила оперативная и плотная блокада Мюнхена в июле 2016. Ни один спецназовец не добирался в баварскую столицу на электричке, велосипеде или попутной машине. Сама операция отличалась безукоризненной слаженностью всех силовиков и большим размахом.

Немецкие вооружённые силы компактны, профессиональны, хорошо оснащены и мотивированы. Мотивированы защищать национальные интересы ФРГ, не ввязываясь в любой вооружённый конфликт – будь то на восточном фланге НАТО, в Северной Сирии или в других регионах планеты.
Национальные интересы ФРГ связаны с миграционными вызовами, с манёврами вокруг стратегических газопроводов, с торговой перестрелкой алюминиевыми квотами и стальными тарифами, с минимизацией потерь от «дизельгейта» и т.п. Инновационные подлодки, лучшие в мире танки и перегревающиеся винтовки для таких столкновений не нужны.

Примечателен женский триумвират во главе немецкой обороны – посты федерального канцлера, министра обороны и госсекретаря по оружейным закупкам занимают представительницы прекрасного пола. Они громко дискутируют о темпах роста военных расходов (в любом случае скромных) и тихо отказываются от масштабных программ по перевооружению (в любом случае крупных).
Германию устраивает тыловая и обеспеченная безопасность экономического успеха на пути к политическому доминированию в ЕС. Что совершенно немыслимо при подлинной милитаризации страны.