Суббота, 20.01.2018г.

Последнее обновление:Сегодня, 14:27:37

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Новые тенденции развития боевых БПЛА

Новые тенденции развития боевых БПЛА

Печать PDF

Эксперименты с беспилотной авиацией начались сразу же после первого полёта братьев Райт. В Первую мировую войну державы-лидеры враждующих коалиций активно разрабатывали ударные БПЛА в самом современном понимании. В Германии имелись одноразовые планеры с торпедной или бомбовой нагрузкой до 1.000 кг, запускаемые с земли либо с дирижаблей. А также многоразовый беспилотник «Летучая мышь» с радиусом действия 200 км и полезно-смертоносной нагрузкой 150 кг. В США появились летающие бомбы и автономные авиаторпеды весом до 450 кг и дальностью полётов в сотни километров.
В боевом применении ни один из механизмов вековой давности не отметился, но послужил точкой приложения и источником вдохновения для самых различных направлений науки и техники – радиосвязи, радиоуправления, телеметрии, авионики, баллистики и т.п.

В межвоенный период и во время Второй мировой войны беспилотная авиация развивалась в качестве имитаторов вражеской пилотируемой авиации. В Великобритании было выпущено 400 многоразовых мишеней Queen Bee, в США – около 15.000 (!) зенитных тренажёров Radioplane. В СССР велись работы по трёхступенчатому запуску – с борта тяжёлого бомбардировщика ТБ-3 стартовал беспилотный планер, в свою очередь атаковавший цель торпедой. Проект сочли слишком сложным и дорогим, его прекращение выглядит обоснованным.

В США были созданы первые полноценные ударные беспилотники – TDR-1 для нужд ВМФ и перепрофилированные в беспилотный вариант знаменитые B-17.
Оба БПЛА вели самолёты управления с дистанции до 50 км. TDR-1 оснащались телевизионными камерами и 900 кг взрывчатки, после катастрофичной для США атаки на Пёрл-Харбор авиационное «чудо-оружие» получило высший приоритет в заокеанском ВПК. К моменту готовности машин (осень 1944 года) авианосные группировки US Navy уже разгромили японский флот более традиционными средствами.

Эффективность американских дронов против кораблей и укреплённых целей оказалась мизерной. Из 17 беспилотных B-17 нанести значительный ущерб императорской Японии смог… один. Их израсходовали на подавление зенитных батарей и радаров, использовали в качестве зенитных мишеней, а большую часть попросту продали частным лицам после демилитаризации и окончания войны. Немецкие разработки ФАУ-1 и особенно ФАУ-2 были революционными для своего времени, а ФАУ-2 ещё и абсолютно неуязвимой для союзного ПВО. Творения Вернера фон Брауна послужили катализатором развития ракетного оружия (и ракетной техники вообще), хотя имели гибридное сходство и с беспилотной авиацией.

За годы «холодной войны» развитие БПЛА словно заморозилось. Дистанционно управляемые аппараты использовались для разведки, для шпионажа, для имитации целей, для поиска подводных лодок и даже для бомбардировок противника – но крайне ограниченно и эпизодично. Определённый прорыв достигнут израильской армией в ходе вторжения в Ливан в 1982 году. С помощью десятков разведывательных БПЛА, передающих ТВ-картинку в режиме реального времени, были выявлены позиции сирийских ПВО в долине Бекаа на всю оперативную глубину. ЦАХАЛ смог добиться полной внезапности и интеграции массированных усилий радиоэлектронных средств подавления, истребительной, бомбардировочной и беспилотной авиации, артиллерии и общевойсковых подразделений. В результате за несколько дней сирийцы потеряли 18 зенитных батарей и порядка 80 самолётов при крайне незначительном ущербе ЦАХАЛ от атакующих (!) действий.

С другой стороны, в десятках региональных конфликтов второй половины XX века БПЛА не применялись совершенно. С появлением систем глобального позиционирования возросли возможности беспилотного наблюдения, разведки и целеуказания. Характерно внимание к дронам со стороны Пентагона после оккупации Афганистана в 2001 году. Для проведения активных противодиверсионных и карательных мероприятий в условиях полного отсутствия у противника систем РЭБ и ПВО потребовались средства нанесения точечных ударов постоянной боеготовности.

Финансирование беспилотной авиации ВВС США отличалось феноменальным ростом расходов – с 0.28 млрд. $ в 2000 году до 3.2 млрд. $ в 2010 году, т.е. в 11.5 раз за 10 лет. Америка стала лидером по количеству и качеству БПЛА в военной авиации. Сформировалось несколько классов боевых дронов с чётким разделением функционала, массы и стоимости.

Беспилотный флот США из 11 тысяч машин – что больше всех пилотируемых единиц под вашингтонским командованием – подразделяется:

- На 10.000 чистых и небольших разведчиков типа RQ-11 Raven, миниатюрных Wasp, вертолётных RQ-16 T-Hawk и др. тактического назначения, ценой до 180.000 $ за единицу.

- На 500 разведчиков с «одним патроном в стволе» – БПЛА RQ-7 Shadow опять же малого радиуса действия, с возможностью установки единственной бомбы весом 5.4 кг, ценой 750.000 $ за единицу.

- На 400 тяжёлых ударных дронов MQ-1 Predator и MQ-9 Reaper – воздушных крепостей с продолжительностью полёта до 42 часов на высоте 7 км и выше, с ракетным вооружением и управляемыми бомбами, коих достаточно для нескольких атак во время патрулирования. Стоимость MQ-1 составляет 4 млн. $, MQ-9 – 17 млн. $ за единицу, каждый час налёта стоит 4-6 тыс. $.

- На 35 сверхтяжёлых стратегических всепогодных разведчиков RQ-4 Global Hawk массой 14.6 тонн и высотой полёта до 18 км. Данный БПЛА официально не несёт ударного вооружения, зато сканирует местность в радиусе 100 км с детализацией до 1.8 м (типичный человеческий рост). Стоимость одного Global Hawk превышает 200 млн. $, ввиду экстремальной дороговизны производство новых машин прекращено.

- На неизвестное количество особо засекреченных БПЛА (например, RQ-170 Sentinel) разведывательно-ударного назначения, крайне сложных и дорогостоящих.

Очевиден разрыв между тучей лёгких разведчиков, запускаемых чуть ли не рукой и огромными беспилотными самолётами – нуждающимися в полноценном аэродроме и в щедром финансировании. Ударные и маскировочные возможности пресловутых «Хищников» вызывают серьёзные сомнения в военно-политических элитах самих США. Критики указывают на неэффективный характер всей концепции эшелонирования БПЛА, расходования бюджетных средств и учёта принципов американской военной доктрины.

Десятки миллиардов долларов потрачены на слишком высокотехнологичное оружие для уничтожения самых обычных оборванцев-террористов, подлинных либо мнимых. Но при конфликте с противником, в чьём распоряжении имеются средства ПВО, РЭБ и боевая авиация, беспилотные охотники за головами пока оказываются ненадёжными. Даже если оснащение соперника оставляет желать лучшего.
Даже пилотируемая высокотехнологичная авиация оказывается далека от совершенства в ходе реальных боевых действий. В Югославии был сбит всего один малозаметный ударный самолёт F-117, но это не помешало в 2008 году вывести в резерв военной авиации США все 64 сравнительно новых аппарата стоимостью 111 млн. $ каждый.

Ударных «Хищников» в югославском небе потеряно пять, два сбиты из ЗРК Стрела-1 тридцатилетней давности. От технических неполадок разбивается до 10 MQ-1 Predator в год. Из выпущенных 360 машин около 100 безвозвратно утрачено в тепличных условиях однополярного доминирования США. Показатель обескураживающий и с годами почему-то никак не меняющийся.
Кроме того, весь флот американских БПЛА удивительным образом автономен от ВМФ – от основы военного могущества США в различных регионах планеты. Тяжёлым дронам, тем более гигантам Global Hawk, маловат и самый современный авианосец «Дж. Р. Форд».

Только в 2015 году компания Northrop Grumman Aerospace Systems получила заказ от Управления перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США «Исправить беспилотный дисбаланс!».
В сжатые сроки, в рамках программы TERN (Tactically Exploited Reconnaissance Node, Тактически используемый разведывательный узел) разработан и в конце ушедшего года представлен промежуточный вариант ударно-разведывательного беспилотника с возможностью базирования на малых и средних военных кораблях.

Новый БПЛА обладает возможностями вертикального взлёта и посадки, полёт же проходит в самолётном режиме. Максимальный габарит озвучен в 12 метров, полезная нагрузка заявлена в 220 кг. Что позволяет оснастить дрон не только навигационным и шпионским оборудованием. Возможна вариативность и модульность «начинки», обязательна интеграция с системой ПВО-ПРО «Иджис» корабельного базирования.
Вполне реалистично формирование целых эскадрилий из внешне однотипных беспилотников, базирующихся на борту единственного крейсера или эсминца. При массовом производстве стоимость БПЛА, созданного в рамках программы TERN, будет умеренной (вряд ли выше 4 млн. $ за MQ-1 Predator), а военно-воздушный потенциал достойным пристального внимания.
Программа создания беспилотников TERN выглядит достаточно перспективно, ибо новые дроны способны превратить даже небольшие военные корабли в настоящие авианосцы. Если проект окажется успешным, США получат дополнительный эффективный инструмент проецирования своей военной мощи на любой регион земного шара.