Суббота, 20.01.2018г.

Последнее обновление:Сегодня, 14:27:24

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Украинский кризис уходящего Донбасса

Украинский кризис уходящего Донбасса

Печать PDF

В канун нового 2018 года между самопровозглашёнными республиками Донбасса и Украиной состоялся обмен пленными, арестованными, осужденными и задержанными. Формулу «всех на всех» не удалось реализовать после года напряжённых переговоров и через три года после завершения активной фазы военного противостояния. И всё же 301 человек вернулся в ДНР и ЛНР, 90 человек вернулись на Украину. Военнослужащие, футбольные фанаты, сетевые активисты, прочие специалисты – люди десятков профессий, различных судеб, диаметрально противоположных убеждений.
Каждый из освобождённых до 2014 года являлся гражданином Украины. Каждый из 391 человека. Линию соприкосновения в Майорске и Горловке пересёк 391 аргумент о внутреннем характере украинского конфликта – убедительный, живой и почти здоровый аргумент.

У официального Киева имелась опция подтвердить «российскую агрессию» передачей в ДНР и ЛНР 15 граждан РФ. Арестованных украинскими силовиками за три последних года и за сотни километров от зоны преступной АТО. Например, в Одессе. Или в Сумах, или в Харькове, или в самом Киеве. Но в последний момент отдавать особо ценных заложников эффективные реформаторы отказались. Поторгуемся ещё, поспекулируем живым товаром. А что такого, в Европе все так делают.

Обмен пленными 27-28 декабря 2017 года подвёл определённую черту во взаимоотношениях донецких республик и остальной Украины. По широко известным и узко воплощённым Минским соглашениям ДНР и ЛНР входят в состав украинского государства. Пусть на особых правах и при выполнении целого комплекса условий – амнистия для всех участников боевых действий, создание законодательной базы, конституционные поправки, проведение выборов и т.д.
Фактически киевские власти не заинтересованы в распространении своего суверенитета на ДНР и ЛНР по причинам объективного и субъективного характера.

Более трёх лет Донбасс подвергается артиллерийским обстрелам ВСУ и наци-батальонов. Регион сильно разрушен и средств на его восстановление нет – причём по обе линии АТО-разлома. В 2018 году Славянск и Краматорск выглядят едва ли лучше, чем Станица Луганская или Докучаевск. Капитальный ремонт двухцветными раскрасками малоэффективен, а на другие методы реконструкции у панамских панов-атаманов нема золотого запаса. Иноземные поджигатели войны готовы продавать оружие, но не предоставлять грузы гуманитарного или строительного назначения.

Более трёх лет большинство жителей народных республик не получают пенсионные, социальные и прочие выплаты из украинского бюджета. С поглощением ДНР и ЛНР официальным Киевом от этих финансовых обязательств будет затруднительно уклониться – и столь же непросто в сжатые сроки погасить задолженность перед живучими пенсионерами сомнительной лояльности. «Освободители» с Бандерой в сердце и вольфсангелем в руке способствуют не национальному единству, но борьбе с нацистами.

Более трёх лет жители ДНР и ЛНР прекрасно осведомлены о «самообстрелах», о «преступной вакханалии боевиков», о «дивизиях российских оккупантов» и т.д. Украинская машина пропаганды годами работала на полных оборотах беззастенчивой лжи – в первую очередь для внутреннего употребления, по возможности с прицелом на западную аудиторию. Украинские постмайданные «ценности» воспринимаются на Донбассе через призму личной вовлечённости в гражданскую войну, через гибель близких, через ранения знакомых. Как изволят выражаться чиновники Минстець, «перепрошить донецких ватников» усиленным пайком ТВ-помоев вряд ли реалистично.

В 2017 году произошло несколько знаковых событий для целостности Украины в ныне существующих границах.

Во-первых, с января по апрель буйствовало реалити-шоу «Перекроем торговлю с ДНР и ЛНР», поначалу критикуемое киевскими реформаторами. Однако разрыв экономических связей и технологических цепочек с донецкими предприятиями состоялся – через два года после завершения активной фазы боевых действий! Состоялся переход сотен заводов и шахт Донбасса под управление представителями республик. Состоялась переориентация работы этих предприятий на Россию и даже возвращение их продукции на украинский рынок по особо выгодным реверсным кольцам.
О необратимости разрыва официального Киева с Донецком и Луганском стало ясно ещё весной прошлого года, когда торгово-железнодорожную блокаду возглавили украинские министры и лично президент-олигарх.

Во-вторых, летом 2017 года Украина таки получила от ЕС безвизовый режим, после трёх лет предварительных издевательств. Это действительное достижение для экспорта бесправной рабочей силы, для снижения градуса возмущения «реформами» внутри страны, для победных реляций в СМИ, для выполнения заокеанского норматива «аграрной державе хватит и 15 миллионов жителей».
Распространение украинской юрисдикции на ДНР и ЛНР ставит святой безвиз в положение уязвимого грешника, чем официальный Киев едва ли будет рисковать.

В-третьих, долгие месяцы обсуждения ввода миротворцев ООН на Донбасс выявили непреодолимые противоречия сторон в условиях ввода. Украинские стратеги предложили солдатам и офицерам ООН карательно-полицейские функции по всей территории ДНР и ЛНР. На что не согласны как власти и жители республик, так и структуры самого ООН. Международные миротворцы размещаются при обоюдном согласии участников конфликта, обычно вдоль линии соприкосновения и при солидных гарантиях собственной безопасности. Возложить на них миссию «повоюйте за нас, щит Европы устал» предсказуемо не удалось.

В прошлом году начали сбываться мрии киевских деятелей о репарациях-компенсациях в международных судах и во внутренних конфискациях. О получении миллиардов и триллионов свободно конвертируемой валюты за свободное бегство ВСУ из Крыма. О денежной ответственности России за преступное АТО и украинскую гражданскую войну. Об изъятии гружёных долларами грузовиков, уворованных предыдущим президентом и т.п.
К сожалению, мечты сбываются не только лишь у всех, как сказал бы один киевский мэр. Только по итогам решений лондонского суда и стокгольмского арбитража украинский бюджет похудеет на 5 млрд. $ – сумма, сопоставимая с американскими вложениями в майданный переворот за десять предшествующих лет. Иски же к России за конфликт на Донбассе (?!) с 2014 года так никто никуда и не подал. Впрочем, как никто не оформил юридических претензий за воссоединение Крыма с РФ или хотя бы за строительство в павильонах «Мосфильма» одноимённого моста через Керченский пролив.

Общее ухудшение финансово-экономического положения Украины продолжается четвёртый год подряд. Капиталовложения только в один вышеупомянутый Крымский мост больше всех инвестиций в украинскую экономику за три последних года. Основные показатели производства и торгового баланса (будь то в денежном или натуральном исчислении) меньше значений 2013 года в 1.5-2 раза.
Евроассоциация стала воротами для экспорта в ЕС украинских товаров с низкой добавленной стоимостью – сельхозсырья и проката чёрной металлургии, да и те ограничены жёсткими квотами. Технологичная продукция пытается найти сбыт на азиатских и африканских рынках, отказ от сотрудничества с РФ и СНГ до сих пор не компенсирован и на 50%. Зато национальная валюта за четыре года обесценилась в 3.5 раза, а стабильность всей кредитно-денежной системы зависит от единственного миллиарда МВФ.

Реинтеграцию Донбасса незалежная экономика попросту не вывезет. Как Боливар в рассказе О´Генри. Республики за линией АТО-разлома останутся целями артиллерии ВСУ и предметом критики низкого жизненного уровня их жителей. Украинским властям выгоден пример их сложностей и невзгод, страданий и лишений.
Самой нищей и бесперспективной стране Европы выгоден свой «мальчик для пропагандистского битья». Признавать объект ненависти и обстрелов членом своей семьи в Киеве не намерены.