Понедельник, 11.12.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 12:08:26

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение ЕС: провал «Восточного партнёрства»

ЕС: провал «Восточного партнёрства»

Печать PDF

Программа «Восточное партнёрство» имела целью закрепить доминирование ЕС далеко за пределами Европы. Она дополняла «Северное измерение» ЕС и «Средиземноморский союз» ЕС пристальным вниманием к бывшим советским республикам. Северное измерение закончилось отказом Норвегии и Исландии вступать в Евросоюз, а также расставанием с ЕС гордой Великобритании. Средиземноморская политика Брюсселя не предотвратила наплыва беженцев и способствовала ливийской работорговле.
Армению, Азербайджан, Грузию, Молдову, Украину и Беларусь тоже призывали к выполнению решительных реформ ради всего наилучшего. Как и Ливию в 2011 году, разве что без ракетно-бомбовых аргументов.

Программа «Восточное партнёрство» официально провозглашала главными приоритетами соседского реформирования следующие цели:

- Улучшение государственного управления, внедрение демократии по рецептам ЕС, укрепление стабильности во внутренней и социальной политике;
- Вовлечение трёх закавказских и трёх восточноевропейских республик в экономическую интеграцию с ЕС – причём в прокрустовой форме «Зоны свободной торговли», по определению неравноправной для любого из шести участников;
- Энергетическая безопасность. Отдельным пунктом, чего не удостоилась борьба с коррупцией – настоящий бич для многих европейских стран, включая давних членов ЕС;
- Меры по борьбе с незаконной миграцией, смягчение визового режима, развитие контактов на уровне гражданского общества, коммерческих и некоммерческих организаций.

Улучшение государственного управления на Украине прошло стадию государственного переворота, миновало превосходство «активистов» над полицейскими и застряло в фазе уголовно-террористического АТО.
Внедрение демократии по стандартам ЕС в Молдове привело к оглушительному скандалу с расхищением 30% госбюджета, к наглой безнаказанности всех воров, к общественному осуждению местных евроинтеграторов. Они же покорные прихвостни единственного молдавского олигарха.
Вот такая демократия, с улучшением управляемости и стабильной деградацией...

Экономическая интеграция с ЕС осуществляется по правилам ЕС и к выгоде ЕС. Поставки европейских товаров восточным партнёрам навязываются в неограниченных количествах. Ответный товаропоток – и без того сомнительной конкурентоспособности и ассортимента! ­– жёстко квотируется.
Создание новых рабочих мест европейскими работодателями и приток европейских инвестиций описывается известной фразой «Гора родила мышь».

Энергетический пункт предполагал поэтапный отказ от топливного сотрудничества с РФ, развитие «зелёной» энергетики (развитие тоже стоит взять в кавычки) и деиндустриализацию восточных партнёров. По образу и подобию прибалтийских государств, Болгарии, Румынии. Очевиден пример литовской энергетики. На остановку и деактивацию Игналинской АЭС у ЕС средства нашлись, финансирование убыточных останков станции продолжается по сей день. Хотя объект эксплуатировался менее 20 лет, а в Европе есть действующие реакторы вдвое старше. На возведение в Литве новой Висагинской АЭС Евросоюз не выделил и ломанного евроцента. Литовские соседи готовятся к приобретению мегаватт белорусской генерации – атомной, надёжной и экономичной. Литва готовится к повышению издержек содержания плавучего СПГ-терминала - газ из которого ни один из еврососедей не купил и не купит. Владельцам АЭС из государств, ассоциированных с ЕС, стоит задуматься.

Определённых достижений «Восточному партнёрству» удалось достичь лишь по последнему направлению. Молдова (летом 2014) и Украина (летом 2017) действительно добились безвизового режима с ЕС. Что лишь увеличило отток квалифицированных и прочих кадров, а также молодёжи в страны ЕС. То есть европейские проблемы на рынке труда, в области демографии, промышленного, инфраструктурного и прочего строительства, в сфере обслуживания и т.д. купируются за счёт наиболее последовательных адептов «Восточного партнёрства». В точном соответствии с кошачьей хитростью из классического мультфильма: «Совместный труд – для моей пользы! – он объединяет!».

Европейской программе «Восточное партнёрство» исполняется в будущем году 10 лет - с выдвижения инициативы в мае 2008, и 9 лет - с учредительной встречи в мае 2009. Программа была инспирирована польской и шведской дипломатией на пике еврооптимизма. Но с мая 2008 по май 2009 произошли как минимум два драматичных события, в мировой экономике и в региональной геополитике.

В США начался и распространился по всему миру финансовый кризис имени Леман Бразерс. Тяжелейшим образом отразившийся на восточных новобранцах ЕС, до сих пор сражающихся с последствиями того кризиса. Расширение экономического ареала Евросоюза далее на восток и вовсе оказалось неактуальным. Разобраться бы с бедами и огрехами в собственном разросшемся доме...
В Грузии началась и бесславно завершилась милитаристская авантюра против Южной Осетии. Кандидат на лучшую управляемость, на позитивные реформы, на расцвет демократии и т.п. лупил реактивными снарядами по мирным сёлам и спящим городам. Уже через три дня заедая страх «А меня-то за что?!» бордовым галстуком. Расширение сферы влияния ЕС в Закавказье стало попросту опасным с военно-политической точки зрения. Причём опасность исходила и исходит от наиболее перспективных и агрессивных «партнёров».

Завершившийся в Брюсселе очередной саммит «Восточного партнёрства» подтвердил инерционную слепоту всей несостоявшейся программы. За 9 лет результаты соблюдения законности, борьбы с коррупцией, улучшения занятости, и качества образования, промышленного развития, транспортного обеспечения, социальной защищённости и даже альтернативного энергоснабжения позитивны у стран, рекомендаций ЕС... не выполнявших.
И наоборот – у совершенно покорных указаниям Брюсселя евроассоциантов состояние экономики, финансов, демографии, криминала, стабильности, управляемости и т.д. гораздо хуже, чем в 2009 году.

«Восточное партнёрство» опирается на заведомую ложь и эксплуататорский расчёт. Обещая европейские перспективы, оно не гарантирует вступления в ЕС даже в отдалённом будущем и при выполнении сложнейших предварительных условий. Сам процесс выполнения задуман и воплощён деструктивным образом для шести государств-кандидатов. 95% (!) всех ассигнований для восточных партнёров досталось украинским реформаторам. Скажем откровенно – досталось сугубо из политизированных соображений и вопреки критериям ЕС по стимулированию реформ.

В конце 2017 года реформаторы брюссельские задумались уже не об эффективности вложений, а о перспективах их возврата. Заморозив самому успешному ассоцианту довольно символический транш на 600 млн. € и постоянно бомбардируя кредитного реципиента коррупционными обвинениями.
В течение 2018-2020 гг. коррупционный клиент обязан вернуть МВФ, ЕС и другим евроинститутам около 30 млрд. $. Если «Восточному партнёрству» удастся обеспечить возвращение средств живыми деньгами и в оговорённые сроки, программа заслуживает продления и уважения. Однако вероятность заголовка данной статьи существенно выше.