Понедельник, 11.12.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 12:09:42

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Сирия: так завершаются войны

Сирия: так завершаются войны

Печать PDF

Всего год назад грохот сирийских сражений привлекал пристальное внимание международной общественности, ведущих печатных и эфирных СМИ. Шла битва за Алеппо – за крупнейший экономический центр Cеверной Сирии, за мегаполис с миллионным населением, за перелом в долгой и кровопролитной войне. Битва, своеобразно освещаемая западными масс-медиа, и столь же странно воспринимаемая западной общественностью и действующими политиками.

Каждый наступательный шаг правительственной армии провоцировал траур в неполживых СМИ, вызывал истерику у сбитых лётчиков американского сената, отзывался болью в своре зарубежных «друзей Сирии».
Каждый успех бородатых палачей наполнял оптимизмом медийные полосы и радостью иностранных спонсоров тяжелейшего конфликта.
Каждый выстрел САА приносил неисчислимые страдания горожанам, каждый вылет ВКС РФ осуждался ещё на взлёте.
Каждый взрыв международных террористов поддерживал изнурённых горожан, поддерживался западными СМИ и не противоречил целям западных силовиков в Сирии.

Вопреки всем сложностям на поле боя и за тысячи километров от Алеппо сирийская армия и её союзники полностью освободили город. Доставили экстренную гуманитарную помощь в «оппозиционные» кварталы. Вывезли упорствующих «оппозиционеров в Идлиб, для продолжения взаимоистребительной борьбы за святое дело.
Сирийские власти с российской и иранской помощью зачистили и разминировали окрестности Алеппо. Развернули на развалинах полевые госпитали для оказания неотложной медицинской помощи всем нуждающимся. Госпитали работали даже под обстрелом диверсионных мерзавцев, оставшихся в городе. При выполнении клятвы Гиппократа погибли российские врачи и медсёстры. Тысячи сирийцев, в том числе сотни детей, выжили благодаря их профессиональной деятельности. Благодаря усилиям официального Дамаска и подлинных друзей САР выжили сотни тысяч только в Алеппо.

Сирийские власти с российской и иранской помощью обеспечили правопорядок и возвращение в родные дома десятков тысяч беженцев. Добились потрясающе низкого для напичканного оружием и местью мегаполиса уровня террористической активности. Надёжно купировали всполохи вражды по конфессионным и/или национальным критериям. Возобновили функционирование объектов коммунального хозяйства, школ и рынков, пекарен и магазинов. Занялись выплатой пособий и пенсий, строительством дорог, запуском предприятий и ферм, ремонтом мастерских и мечетей.
Занялись расчисткой завалов на разрушенной местности и снятием барьеров в области конфликтной нравственности. В тяжелейших условиях продолжения жестокой войны в большинстве сирийских провинций, с критичным дефицитом средств и кадров, с сохранением западных санкций против САР.

Сирийские власти с российской и иранской помощью, обеспечив дружественно-адекватный нейтралитет Турции, выполнили огромную, многовекторную и малоинтересную для СМИ работу в освобождённом Алеппо и во всей одноимённой провинции. Репортажи о «зверствах проклятого режима в древнем Халебе!» улетучились из западного медийного пространства. Терзания террористических «друзей Сирии» оказались бесполезными. Попытки осудить власти САР на международном уровне – неэффективными. Хештег #SaveAleppo – эфемерным.
Спасение Алеппо, напротив, получилось более чем реальным. Миллионный город спасали и спасли люди, к означенным репортажам, терзаниям, попыткам и хештегам абсолютно непричастные. Упорная борьба за столицу Северной Сирии годовалой давности кардинально изменила характер и перспективы войны в САР.

Разумеется, многосторонний, запутанный и длительный характер сирийской войны, гигантское количество жертв и разрушений, глубокие противоречия между внешними силами конфликта исключают простоту мирного урегулирования.
Однако именно после разгрома террористической оппозиции под Алеппо процесс межсирийского урегулирования, что называется, пошёл.

Число населённых пунктов, присоединившихся к режиму прекращения огня, за 2017 год превысило 2.000. Территория под контролем Дамаска увеличилась с 19% в октябре 2015 до 59% САР в октябре 2017. Скоординированными действиями России, Ирана, Турции и Сирии (включая представителей адекватной оппозиции) созданы четыре обширные зоны деэскалации. Интенсивность боевых действий в этих зонах снизилась в десятки раз.
Фиксируется оживление и восстановление сирийской экономики. Многократно уменьшилась эмиграция из САР. Последнее время отмечается обратный процесс – обитатели приграничных лагерей беженцев массово возвращаются в Сирию. И возвращаются они на территории и в города, подконтрольные официальному Дамаску. Каждым возвращением свидетельствуя, на чей стороне правда и право в затухающей войне.

В 2017 году близок к абсолютному разгрому джихадистский халифат – расширявший своё могущество под ласковыми бомбёжками западной коалиции с 2014 по 2016 годы вплоть до турецкой и иранской границ. В Сирии запрещённый в РФ ИГИЛ почти разгромлен действиями российско-сирийско-иранской коалиции, при изолированном участии сил проамериканской коалиции.

В сентябре с.г. после трёхлетней изоляции прорвана блокада Дейр-эз-Зора. В октябре закончился полугодовой штурм Ракки. В ноябре пали последние оплоты «чёрных», города Меядин и Абу-Кемаль.
При этом возник феномен затяжного броска вдоль Евфрата курдских подразделений SDF, при массированной поддержке США и вялом сопротивлении джихадистов. Возникла ситуация курдского контроля над малолюдными, но нефтеносными районами сирийских провинций Хасеке и Ракка. Возникли опасения военных столкновений между сирийской армией (и её союзниками) и забравшимися далеко на арабский юг курдскими отрядами SDF (и их союзниками) после окончательной ликвидации ИГИЛ.

Эти опасения подпитывались присутствием 2-4 тысяч военнослужащих US Army в провинциях Хасеке и Ракка – без приглашения сирийского правительства и без международного мандата на таковое присутствие. Иракские курды уже обожглись надеждой на поддержку США. Потеряв 30% территории иракского Курдистана и более половины нефтеносных залежей всего через месяц после референдума о независимости региона. Сирийские курды находятся в гораздо худшем положении, не имея государственных, экономических, финансовых, общественных, инфраструктурных и прочих институтов независимого существования.

После визита в Сочи президента Сирии и его переговоров с президентом России. После сочинского саммита лидеров РФ, Ирана и Турции. После совместной декларации о фактическом завершении сирийской войны и всеобъемлющем политическом урегулировании в САР руководство США сделало свой ход. В публичном пространстве этот ход выглядит однозначно миролюбивым.
Президент США лично пообещал турецкому коллеге прекратить оружейную поддержку SDF и «других групп, вызывающих опасения наших союзников по НАТО».
Без военной помощи США конфликт SDF с сирийской, иракской или турецкой армией совершенно лишён перспектив – даже не на победу, а на длительное сопротивление.

На следующий день руководство сирийского Курдистана официально изъявило желание остаться в составе САР и поддержать процесс межсирийского урегулирования.
Боёв между победителями средневековых сорняков не будет. Сирия выбирается из ужасов многолетнего кровопролития существенно ослабленной, но по-прежнему светской и многонациональной страной в довоенных границах.
Страной, где при всех лишениях и разрушениях есть перспектива достойного будущего. И где уже сегодня нет, да и в самые драматичные моменты не было, торговли рабами на специальных невольничьих рынках. В отличие от Ливии, триумфально «освобождённой» западной коалицией ещё в 2011 году.