Пятница, 24.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 14:09:53

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Курдский референдум: отрезвляющий постскриптум

Курдский референдум: отрезвляющий постскриптум

Печать PDF

Ровно месяц назад в иракском Курдистане состоялся референдум по важнейшей теме государственного суверенитета. Электорально-статистический результат голосования вполне однозначен. 92.7% участников референдума положительно ответили на довольно удивительную формулировку единственного вопроса:

«Вы одобряете независимость Курдского региона [Ирака] и курдских районов за его пределами?»

Политический и практический результаты плебисцита оказались диаметрально противоположны от победных или хотя бы позитивных. Реакция «районов за пределами иракского Курдистана» и своеобразие курдского единства поставили под сомнение ценность проведённого голосования и саму перспективу курдской государственности.

С 1991 года курдский северо-запад Ирака пользуется широчайшей автономией и разноплановой поддержкой США. С 2003 года – ввиду уничтожения иракской государственности от прямого и масштабного вторжения US Army в Ирак – значение нефтеносного региона в региональном балансе сил существенно выросло. Иракский Курдистан избежал хаоса и разрухи, религиозной нетерпимости и постоянных терактов, масштабных боёв и гуманитарных бед. Сюда не смогли проникнуть боевики запрещённого в РФ ИГИЛ в период своей активной военной экспансии. Здесь максимальный для Ирака уровень иностранной инвестиционной активности, благосостояния, безопасности.

Тот факт, что боестолкновения и нетерпимость в регионе десятилетиями имели внутрикурдский характер, благополучно игнорировался как властями автономии, так и руководством их единственного весомого союзника – США. Столь же пренебрежительным было отношение к многочисленным тревожным сигналам от всех соседей иракского Курдистана и от центрального правительства Багдада.
Строительство нового государства означало появление целого букета из территориальных, торговых, этнических, конфессиональных и прочих проблем у Ирака, Ирана, Турции и Сирии. На фоне ещё идущей упорной и кровопролитной войны с чёрным халифатом. На фоне растущих амбиций усилившихся региональных держав. На фоне глубоких противоречий среди самих курдов.

Столь мрачный фон подрывает усилия самых мастеровитых живописцев от большой политики. Особенно когда их изображают местечковые подмастерья. Результат «головокружения от успехов» проявился стремительно и убедительно.

Сирия с иракским Курдистаном не граничит, её власти стремятся достигнуть взаимоприемлемой договорённости со своим курдским меньшинством путём интенсивной дипломатии.
На протяжении весны-лета 2017 года иракские, турецкие и иранские власти настойчиво советовали коллегам в Эрбиле (административный центр иракского Курдистана) не отменить, но отложить проведение референдума.
Отложить всего на один год. Для стабилизации военной обстановки и антитеррористической безопасности, для восстановления наиболее тяжкого урона от разгула джихадистских фанатиков и вынужденных массовых миграций.
США комментировали проведение референдума скупо и осторожно. Никаких дополнительных прокурдских обязательств Вашингтон на себя не взял. Собственно, суть уже взятых американских обязательств трактуется, исходя сугубо из американских интересов.
Полное одобрение немедленной курдской независимости (а по сути - войне со всеми соседями) выразили власти одного Израиля, никакой помощи Курдистану не обещавшие даже на словах.
Международные институты и влиятельные организации – от Евросоюза и НАТО до ЮНЕСКО и «Врачей без границ» – рекомендовали Эрбилю проявить осмотрительность при создании и особенно при расширении собственных границ.

Однако референдум в Иракском Курдистане состоялся, включая наиболее обильный энергоносителями район Киркука. Где большинство населения отнюдь не курды, но арабы, а также ассирийцы, армяне и другие народы. Но и после голосования Багдад, Тегеран и Анкара целых две недели призывали заморозить итоги голосования, не рубить сплеча, приостановить милитаристские приготовления, вернуться в пространство реальной политики и за стол переговоров.
Для обсуждения возможности сохранения единой иракской государственности в формате «брака по расчёту» или подсчёта затрат-расходов-потерь в случае независимости региона.

От Эрбиля опять же последовал отказ. Будущие государственные границы Курдистана были объявлены по линии расположения отрядов курдского ополчения. Последовали открытые угрозы в адрес властей Турции, Ирана и Ирака. В том числе угрозы военного разгрома всех противников курдской независимости, суннитско-шиитской усобицы и серьёзных диверсий у них в тылу.
Одним из значимых аргументов воинственности было классическое «Америка с нами!», а также действительно деятельное участие курдских отрядов в освобождении иракского Мосула и сирийской Ракки от головорезов чёрного халифата.

Намерения дать отпор всем супостатам закончились неожиданно и драматично – к счастью, почти без человеческих жертв.

С 14 по 16 октября 2017 года курды утратили контроль над миллионным Киркуком и его нефтегазовыми залежами. Утратили практически без боя – около 70% курдских отрядов попросту снялись с мест дислокации и отправились к родным очагам. Столкновения с иракской армией носили очаговый характер, свелись к нескольким инцидентам перестрелки и завершились коридорами для отхода из Киркука.

За два октябрьских дня курдскими отрядами (численностью до 80.000 солдат и офицеров с тяжёлой бронетехникой, артиллерией и т.д.) была потеряна территория площадью сотни квадратных километров, оборудованная для обороны. Причём вместе с большими запасами военного и транспортного оборудования американского производства.
Были потеряны лояльные курдам чиновничьи кадры на местных руководящих постах. Нет, сами кадры физически и юридически не пострадали. Они просто вылетели в отставку с незамедлительной заменой лицами, лояльными Багдаду.
Была потеряна примерно половина экономического потенциала независимого Курдистана.
Были полностью потеряны иллюзии «Америка с нами!», «Мы едины как никогда!» и т.п. громкие лозунги, чрезвычайно далёкие от реальной расстановки сил в Северном Ираке.

Операция «Вернуть Киркук» ещё станет предметом пристального внимания и досконального изучения в военных академиях и специальных учебных заведениях. По ряду параметров (скорость, скрытность, минимум жертв и разрушений, эффективность использования внутренних противоречий в среде оппонентов) эта операция уникальна для Ближнего Востока. Примечательна облегчённая растерянность западных правительств после перехода Киркука под контроль иракских властей, а также реакция в иракском Курдистане.

Эмоциональный всплеск от утраты иллюзий вырвался рыданиями сотен женщин и мужчин в военной форме. Принял форму проклятий и оскорблений всех сопредельных государств, а также США. Были сожжены сотни негодных флагов и портретов, досталось даже танкам и внедорожникам американского производства – потому что у иракской армии тоже есть «абрамсы» и «хамви».
Персидский царь Ксеркс, по легенде, приказал высечь море после потери своего флота – вполне сопоставимая аналогия с современными ударами курдских кулаков по американской броне.

Через 10 дней после отступления из Киркука власти Эрбиля согласились со всеми предложениями центрального иракского правительства и его союзников.
А именно – заморозить результаты референдума как минимум на год.
Прекратить огонь вдоль всей актуальной линии соприкосновения с иракской армией и её союзниками, избегать любой конфликтной эскалации.
Признать верховенство иракской конституции на всей территории страны, включая автономный Курдистан.
Начать переговоры по социальной, торговой, банковской, транспортной, инфраструктурной и прочей проблематике с Багдадом.

Что было более чем достижимо ещё год назад.
Без раздачи псевдопатриотичных авансов своим избирателям.
Без расходов на референдум и упований на обретение долгожданной независимости.
Без территориальных, материальных и имиджевых потерь.
Без фактического отказа от итогов плебисцита.
Без разочарования в союзничестве с США.
Хотя последний пункт дорогого стоит, но обошёлся вполне умеренно.