Пятница, 24.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 14:09:01

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Антироссийские санкции: цифры и факты

Антироссийские санкции: цифры и факты

Печать PDF

Вопрос отмены антироссийских санкций обсуждается в Европе всё чаще и активнее. Обсуждается не только на общественно-медийном, но и на властном уровне, обсуждается гласно и кулуарно.
Обсуждение вызывает вихри противоречивых эмоций, определяемых политическими предпочтениями и мыслительными способностями обсуждающих.

Жёсткие санкционные предложения в отношении РФ уже практически никем не формулируются. Призрак бродит по ЕС – призрак изгнания антироссийских санкций как неудавшегося колдовства и вообще бесовского наваждения.

Характерным примером служит активность Парламентской Ассамблеи Совета Европы и динамика этой активности.
ПАСЕ – орган межпарламентских консультаций для выработки рекомендательных резолюций. Большинство полномочий органа связано с его функционированием. Как-то: выборы руководства, заместителей, судей ЕСПЧ, слушание отчёта комитета европейских министров, выработка повестки дня и регламента четырёх ежегодных сессий.

Каждая сессия длится неделю, то есть ПАСЕ работает меньше месяца в году. За этот сжатый срок необходимо успеть проверить выполнение предыдущих рекомендаций, деятельность 47 участников, рассмотреть двухсторонние и многосторонние претензии, положить их под сукно до следующей сессии. Также в Страсбургском дворце проходит обсуждение актуальных для Евросоюза политических событий с выступлениями приглашённых европейских лидеров. Кои вольны принять либо отклонить приглашение ПАСЕ.

Россию Ассамблея регулярно критикует на протяжении 20 лет российского участия в ПАСЕ. Список претензий обширен – от наличия смертной казни в уголовном кодексе (не применяется в РФ с сентября 1996 года) до запрета проведения гей-парадов, иностранного финансирования НКО, наличия миротворческих сил в Приднестровье, желания защитить собственных миротворцев и народ Южной Осетии и т.д.
На волне украинского кризиса антироссийская критика обрела второе дыхание и выразилась не только в сотрясении страсбургского воздуха.

Весной 2014 года ПАСЕ осудила крымский референдум, воссоединение полуострова с Россией, денонсацию Харьковских соглашений о пребывании российского флота в Севастополе и присутствие российских войск в Крыму. Правда, с некоторым опозданием.
Российский флот и армия постоянно присутствуют в Крыму и Севастополе с 1783 года. Когда во всей Европе имелось десяток изолированных друг от друга парламентов с куцыми внутренними полномочиями и без внешнеполитических амбиций.
Количество евродепутатов, проголосовавших за антироссийские резолюции, снизилось со 140-160 в 2014 году до 50-70 в 2016 году. Всего в работе Ассамблеи участвуют 318 представителей из всех европейских стран.

Российская делегация в ПАСЕ была лишена участия в руководящих органах, наблюдательных миссиях и права голоса на сессиях. Тем самым был утрачен смысл российского участия в данной организации. Двухлетние разъяснения бесперспективности подобного отношения к крупнейшему государству Европы окончились безрезультатно. Впрочем, как и все антироссийские благопожелания страсбургских резолюций и речей.
Летом 2017 руководящие структуры ПАСЕ получили извещение о прекращении уплаты членских взносов РФ в бюджет организации.

Эти взносы составляют 40 млн. € в год или порядка 10% всех расходов ПАСЕ. На первый взгляд, совершенно незначительная и даже незаметная сумма для состоятельных европейцев. Но всего через несколько месяцев на нынешней сессии решено снять политические санкции с РФ. Решение оформлено с подлинно европейским изяществом бюрократического крючкотворства.

Ассамблея постановила «гармонизировать представительство и правила работы всех членов ПАСЕ и комитета министров Совета Европы…».
Комитет министров СЕ не лишал российских представителей права голоса, не отлучал от наблюдательных миссий, не запрещал занимать руководящие должности. По уважительной причине отсутствия российских представителей в означенном комитете. Но раз КМСЕ этого не делал, то и ПАСЕ негоже нарушать гармонию европейской политики (то бишь терять 40 млн. € в год). Одновременно Ассамблея раскритиковала украинские «реформы», впервые за 3.5 года после майданного переворота.

Австрийский институт экономических исследований WIFO опубликовал данные о финансовых потерях стран ЕС в результате антироссийских санкций. Учитывался только прямой ущерб за 3 года сворачивания инвестиционного и торгового сотрудничества, который составил:

11.15 млрд. € для Германии;
3.08 млрд. € для Великобритании;
3.07 млрд. € для Польши;
2.11 млрд. € для Франции;
1.83 млрд. € для Бельгии;
1.52 млрд. € для Финляндии;
1.33 млрд. € для Нидерландов;
По 1 млрд. € для Испании, Чехии, Австрии и Венгрии.
Замыкает список «12-и санкционных друзей Обамы» Литва с 0.7 млрд. € ущерба.

В целом только объёмы товарного экспорта ЕС в РФ снизились со 120 до 72 млрд. € в год. Некоторые страны вне лидирующего списка потеряли от 22 до 32% бизнеса с РФ – Кипр, Греция, Хорватия. До 2014 европейский экспорт на восток прибавлял по 6% в год. При сохранении позитивных тенденций он мог достичь 140 млрд. € в году нынешнем, что вдвое больше фактического значения.

Три года назад в Евросоюзе возобладала негативная точка зрения, обеспечив колоссальные прямые и косвенные потери, не достигнув ни одной из ожидаемых целей.
Экономика РФ преодолела кризисные явления, связанные главным образом с падением мировых цен на энергоресурсы, и возобновила рост. Даже в 2015 год максимальных проблем снижение ВВП составило 3.7%. В 2017-2018 гг. эта просадка будет как минимум компенсирована.

Золотовалютные резервы РФ снижались до 356 млрд. $ (июнь 2015), в октябре 2017 они достигли 425 млрд. $. За три года количество золота в российских хранилищах выросло вдвое, до 1.716 тонн.

Каких-либо общественных возмущений, экономических потрясений и тем более корректировки внешнеполитического курса РФ санкционные деятели не дождались.
В 2017 году инвестиционная привлекательность России выше, чем у европейских Италии или Греции. Не говоря уже о безнадёжном и наглом банкроте, скачущем под окнами ЕС.

Поэтому европейское желание избавиться от санкций вполне естественно.
Оно проявляется в продвижении «Северного потока 2» и во внимании ЕС к возможностям уже строящегося «Турецкого потока».
Оно очевидно из сценки с участием корпорации Siemens «Ах, наши турбины оказались в Крыму! Тогда мы… расширим сеть российских представительств!».
Оно заметно из очереди желающих купить российские облигации – летом 2017 спрос на ценные бумаги РФ вдвое превысил рыночное предложение, 6.6 и 3 млрд. $ соответственно.
Для описания только значимых эпизодов сотрудничества между РФ и ЕС вопреки санкциям никакого читательского терпения не хватит.

ПАСЕ оказалось достаточно аргумента на 40 млн. €, для ЕС и его лидеров счёт пошёл на десятки миллиардов, но главное не в строе из потерянных нулей.
Как и в случае лишения делегации РФ права голоса на страсбургских заседаниях, антироссийские санкции утратили смысл своего существования. Для европейских политиков и широких общественных кругов, ибо для адекватно мыслящих граждан РФ этого смысла не было изначально.

Суровое предложение «Верните Крым и мы вас, может быть, вернём в G8!» вызывало искреннее недоумение. Теперь в ЕС признают крымский вопрос окончательно закрытым – пусть публично озвучить эту очевидность готовы немногие, но слушают и понимают почти все. Остаётся гармонизировать с этим вопросом санкционную спираль. Де-факто разболтанный и бесполезный рестрикционный механизм уже отправлен на свалку политической истории.