Понедельник, 11.12.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 12:19:12

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Украинский кризис пожарной растраты

Украинский кризис пожарной растраты

Печать PDF

Склады артиллерийских боеприпасов, ракет, мин и прочего взрывоопасного имущества относятся к важнейшим стратегическим объектам. Подобные арсеналы нуждаются в комплексной охране и тщательной защите – от возгораний, от халатности, от хищений, от стихийный бедствий, от нестихийных диверсий, от коварных провокаций и т.д. Вплоть до профилактики захватов террористами или уголовным элементом.

Особенно если складов много, расположены они в населённых пунктах, в зоне потенциального поражения проживают десятки тысяч человек.
Особенно если складское содержимое произведено 30-70 (!) лет назад, зачастую хранится под открытым небом или символическими навесами, а собственный выпуск боеприпасов отсутствует напрочь. Даже патронов, не говоря о снарядах, минах или ракетах.
Особенно в стране, которая воюет с частью собственной страны, с выдуманной внешней агрессией и с подлинной всеобъемлющей коррупцией.
Особенно в государстве, увеличившем оборонные ассигнования в семь раз за четыре года (с 19 млрд. гривен в 2013 году до 130 млрд. гривен в году 2017).
Особенно при многочисленных ЧП на военных складах в самом недавнем прошлом. Причём частота и ущерб от оглушительных возгораний нарастают по экспоненте.

От проклинаемого СССР независимой Украине досталось 4 миллиона тонн боеприпасов всех типов. Для их перевозки потребовалось бы 200 тысяч вагонов. За 26 лет распродана, растащена и элементарно прогнила большая часть советского наследия. Остатки используются чрезвычайно широко – от обстрелов Донбасса до поставок в Южный Судан и прочие горячие точки планеты.

Первый пожар на военном объекте в постмайданной Украине состоялся 20 марта 2014 года. В Кривом Роге загорелась танковая колонна в процессе заправки топливом и снаряжения боекомплектом. Пожар успешно локализован, потеряны всего два Т-64, человеческих жертв и даже раненых удалось избежать.

29 октября 2015 года на севере Луганской области загорелись склады с 3.5 тысячами тонн боеприпасов для артиллерийских орудий. Объект располагался внутри города Сватово с населением 15.000 человек. Огонь бушевал на территории 300 м2, осколки и снаряды разлетелись в радиусе нескольких километров. Погибло два человека и ранено 10 – все гражданские. Повреждены 35 многоквартирных и около 100 частных домов. 5.000 жителей спешно выехали из Сватово. Пожар потушен за два дня.
Возбуждены дела по террористическо-диверсионным статьям.

23 марта 2017 года в Харьковской области загорелся крупнейший склад танковых боеприпасов в зоне преступной АТО. Огнём охватило сотни гектар арсенала в Балаклее вместимостью 138.000 смертоносных тонн. Эвакуировано 36.000 человек. Пострадали физически и материально 4.000 окрестных жителей. В радиусе 50 км от Балаклеи было запрещено движение авиатранспорта, в радиусе 10 км объявлена чрезвычайная ситуация. Повреждены и разрушены сотни зданий, десятки инфраструктурных и социальных объектов. Погибло два человека, причём один – в августе месяце, при разминировании.
Тушение склада заняло неделю, количество уничтоженного боезапаса оценивается в 50-60 тыс. тонн, столько же пришло в негодность. Финансовый ущерб не подсчитан до сих пор и предполагается от показателя в 500 млн. $.
Возбуждены дела по террористическо-диверсионным статьям.

26 сентября 2017 года второй (после сгоревшей Балаклеи) склад украинских боеприпасов загорелся. В Винницкой области, в селе Калиновка. В нём содержались (по документам) дефицитные заряды для реактивной артиллерии. Площадь склада 1000 гектар, вместимость 188.000 тонн. Экстренные меры – количество эвакуированных, привлечённая техника, сроки самозатухания взрывов, режим ЧП и т.п. – сравнимы с катастрофой пятимесячной давности. Ущерб оценивается в 800-900 млн. $.
Возбуждены дела… правильно, по террористическо-диверсионным статьям!

Но как вообще возможны пожары на нескольких важнейших арсеналах один за другим?! У сильнейшей континентальной армии под руководством наичестнейших реформаторов? У «щита Европы», любезно полируемого заокеанскими противниками Европы? У вооружённых сил, почти совместимых с НАТО и «Джавелинами»?

Пожары возможны ввиду постоянно-дежурной реакции властей о «российских происках» и продолжающихся оружейных махинациях в особо крупных размерах.

Каждый взрыв или возгорание на складах ВСУ объявляется диверсией вражеских спецслужб, результатом атаки беспилотников, пробуждением спящих агентов, закладкой детонаторов и чуть ли не зомбо-лучами с российского сегмента МКС.
Каждое расследование не находит ни единственной вражеской улики и вынуждено признавать причинами трагедии халатность, разгильдяйство, растрату и воровство. Никого не наказывая как на самих складах-арсеналах, так и среди многозвёздных генералов и штатских политиков.

Ещё во время борьбы с огнём в Калиновке на другом арсенале ВСУ были задержаны два старших офицера из подразделения охраны арсенала. Оба на службе и в состоянии невменяемого алкогольного опьянения. О чём поведал не Первый канал российского ТВ, но главный военный прокурор Украины. На вверенном пьяницам складе хранились… самые мощные из вооружений ВСУ, тактические ракеты «Точка-У».

Поэтому впору удивляться отсутствию пожаров на других украинских арсеналах, нежели возгоранию на некоторых. Пьянство, обнищание, предприимчивость и алчность – взрывоопасная комбинация с пожарищем вверенного склада на финальном операционном этапе. Аббревиатура комбинации характеризует состояние дел не только в украинской армии.