Пятница, 24.11.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 13:52:16

Вы находитесь здесь: Главное Политическое обозрение Сирийская война: Дейр-эз-Зор освобождённый

Сирийская война: Дейр-эз-Зор освобождённый

Печать PDF

Они выстояли. Три с половиной года в полном окружении чёрных палачей. В сотнях километров от ближайших позиций правительственной армии и любых союзников. На краю обжигающей пустыни, прижатые к полноводному Евфрату, не имея путей эвакуации. В состоянии перманентного штурма фанатичными боевиками и постоянного дефицита самого необходимого – продовольствия, лекарств, специалистов, вооружения. В драматичные месяцы военных побед запрещённого в РФ ИГИЛ в Северной, Центральной и Южной Сирии от защитников Дэйр-эз-Зора удалялась и надежда – основа боевой стойкости.

И всё же они выстояли. Без малейшего шанса на милосердие или правосудие в случае прорыва обороны. Слишком много террористов утилизировано на подступах к Дейр-эз-Зору и в ходе уличных боёв. Слишком много ресурсов израсходовано на его бесплодную осаду. Слишком долго «обречённый» анклав продолжал ожесточённое сопротивление. Слишком велик соблазн сыграть симфонию джихад-победы на пыточных инструментах, на человеческом унижении, на родственном горе.

Падение города означало крупнейшую казнь XXI века. Злодеяние уровня геноцида в Руанде (1994) или вакханалии красных кхмеров в Кампучии (1975-1979). Означало дежурную озабоченность мирового сообщества и претензии к сирийским властям при любом исходе драмы.
В сентябре 2017 угроза героическому гарнизону и 100.000 населению Дейр-эз-Зора ликвидирована.

До сирийской войны город называли Жемчужиной Пустыни. В отличие от античной Пальмиры он активно развивался и известен не только древними памятниками. Только в XXI веке население пустынной Жемчужины выросло со 160 до 270 тысяч человек! Город является административным центром одноимённой мухафазы (губернии) и сельскохозяйственного оазиса – крупнейшего в Сирии. Орошаемое земледелие на миллионах гектар, скотоводство и хлопководство, разработка нефти, шесть институтов и университетов, пятизвёздочные отели, турбулентная живость базаров, гроздья ресторанов вдоль речных берегов – так выглядел Дейр-эз-Зор до войны.

Перекрёсток торговых путей, главный нефтедобывающий, видный агропромышленный и многонациональный регион Сирии оставался островком стабильности и после начала массовых беспорядков в стране. Различные оппозиционные группировки захватывали окрестности Дамаска, разрывали Алеппо, орудовали в Дераа, проникали в Хаму и Хомс, укоренялись в турецком и ливанском приграничье.
Дейр-эз-Зор оставался в стороне от разгорающегося конфликта – но активно к нему готовился. С 2011 года трёхцветное полотнище государственного флага САР ни разу не было сброшено с его учреждений и воинских частей.

Весной 2014 года из Ирака в Сирию вторглись отряды радикальных джихадистов. Разметав правительственных пограничников, племенное ополчение пустынных бедуинов и «светских оппозиционеров режиму Асада». Последние послужили рекрутским резервом для чёрного халифата. С апреля 2014 город был полностью блокирован – и стал единственным крупным населённым пунктом САР, сумевшим выдержать многолетнюю осаду средневековых изуверов.

Сила пустынной твердыни складывалась из многих факторов. Наличие в городе крупных сил правительственных войск (104 воздушно-десантная дивизия и 137 бригада), избежавших кадровых потерь, дезорганизации и паникёрства на первом этапе войны, особенно в офицерском корпусе. Хорошо укреплённые военные базы и аэродром – ставший порталом авиационной «Дороги жизни». Готовность сражаться самих горожан, от подростков до стариков, без оглядки на национальную и конфессиональную принадлежность. Из местных жителей было сформировано ополчение NDF, умело действовавшее в обороне.

Правительство Сирии поддерживало анклав всем необходимым – от доставки продовольствия и врачей до переброски танков и вывоза детей. Неоценимую помощь Дейр-эз-Зору оказали авиаудары ВКС РФ и ВВС САР, уничтожившие тысячи боевиков, сотни единиц техники, десятки складов с оружием и взрывчаткой. Существенное значение имело понимание «Отступать некуда!» в самом буквальном и фатальном смысле этих слов – не только для защитников города, но и для их семей, друзей, соседей.

В 2014-2015 гг. окружившие Дейр-эз-Зор фанатики придерживались стратегии измора. Они расширяли ареал своего влияния, планировали полный крах сирийской и иракской государственности, ожидали вынужденную капитуляцию Жемчужины пустыни в результате этого краха. К счастью, дождались джихадисты совершенно другого.
Деликатная операция ВВС США (и ещё 60 стран!) против ИГИЛ в октябре 2015 дополнилась вмешательством ВКС РФ. Вмешательством не косметическим, но хирургическим. Хотя российских «скальпелей» было вдесятеро меньше коалиционной авиации, безудержное наступление боевиков в Центральной и Северной Сирии захлебнулось. Героический анклав разрывал их коммуникации и пропаганду, мешал в оперативном и медийном отношении. Лучшие отряды квазихалифата потянулись к Дейр-эз-Зору для окончательного решения жемчужной проблемы.

Город выдержал несколько массированных штурмов – в январе, июне и сентябре 2016 – и более десяти приступов меньшего калибра. Во время боёв годовалой давности, 17 сентября 2016 года, авиация стран НАТО поддержала радикальных джихадистов огневым налётом на сирийские войска. Два самолёта F-16 австралийских ВВС, два F-16 ВВС Дании, два штурмовика A-10 и БПЛА MQ-9 Reaper ВВС США нанесли по защитникам анклава ракетно-бомбовые удары. Причём двумя волнами, с корректировкой наведения после первых разрывов. Погибли десятки солдат САА и ополченцев, боевики сумели прорваться на опасных направлениях и захватить стратегические высоты.
Осенью 2016 гарнизон Дейр-эз-Зора прекратил наступательную активность, стараясь удержать рубежи до подхода основных сил сирийской армии.

В январе 2017 радикальные боевики добились крупного военного успеха. Сосредоточив превосходящие силы и применив около 10 тяжёлых джихад-мобилей, они рассекли город на две части. Аэродром оказался изолирован от основных оборонительных позиций. Снабжение анклава чрезвычайно осложнилось. Контратаки гарнизона, мощные удары ВКС РФ с привлечением стратегических бомбардировщиков стабилизировали ситуацию, но не исправили её. Доставку необходимых грузов пришлось осуществлять сбросом на парашютах. Эвакуация больных и раненых, переброска резервов почти прекратилась. Только лихими вертолётными рейдами с ближайшего к городу аэродрома в курдском Эль-Камышлы.

Дейр-эз-Зор выстоял. Выстоял с чёрной занозой в сердце обороны восемь месяцев. Сказалось упорство его защитников, постоянно действующие авиационные мосты, коренной перелом в сирийской войне, поражения квазихалифата на остальных фронтах. В августе 2017 правительственная армия САР и её союзники развернули наступление к героическому анклаву сразу по трём направлениям – вдоль Евфрата, вдоль сирийско-иракской границы и от Пальмиры.

Террористические командиры так и не сумели разгадать, какой из ударов является главным, а какие вспомогательными. Они проморгали вертолётный десант – первый и единственный за всю сирийскую войну! – в 120 км к западу от Дейр-эз-Зора. Они откатывались к городу и не смогли воспользоваться уплотнением своих боевых порядков. Они теряли лучших бойцов и остатки тяжёлой техники от круглосуточных налётов российской и сирийской авиации. Самолёты НАТО прилететь им на выручку на сей раз (побоялись) постеснялись.

4 сентября 2017 года, после 3 лет и 5 месяцев осады, после тысяч погибших и множества лишений, сирийский город Дейр-эз-Зор деблокирован. К нему прорвались регулярные части сирийской армии, элитная бригада «Tiger Force», отряды палестинских и ливанских союзников САА, племенное ополчение бедуинских племён. Укрепление пробитого коридора, разминирование окраин, выявление вражеской агентуры и окончательный разгром халифата на правобережье Евфрата ещё впереди – но тяжкая пора смертоносной изоляции уже позади.
Сирия сумела создать свою наземную коалицию по борьбе с радикальной нечистью. Эта коалиция оказалась сильнее фанатичных боевиков и геополитических блоков с манией величия, вместе взятых.

После нескольких лет тяжелейших боевых действий Дейр-эз-Зор сильно разрушен, но дух его защитников силён. Восстановление сухопутной связи с остальной Сирией, стремительное фиаско боевиков, разностороння помощь РФ и Ирана позволяют рассчитывать на привычный блеск Жемчужины Пустыни уже в среднесрочной перспективе.
У радикальных же джихадистов на территории Сирийской Арабской Республики не осталось иных перспектив, кроме постыдного бегства. Не к небесным гуриям, но к трущобным крысам.