Понедельник, 26.06.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 20:11:11

Вы находитесь здесь: Мировая политика Ближний Восток Особенности ближневосточных бомбардировок

Особенности ближневосточных бомбардировок

Печать PDF

Вооружённые конфликты сотрясают Ближний Восток на протяжении XX и XXI веков. Долгие годы определяющим противоречием, движущей силой и явным выражением нестабильности был арабо-израильский антагонизм. Он резко обострился после провозглашения независимости Израиля, привёл к череде войн и терактов, к исходу палестинских беженцев, к глубокой интернационализации конфликта.

После завершения «холодной войны» изменились и войны ближневосточные – они обрели опаснейший характер межконфессиональной и межклановой вражды исламских государств и организаций. В том числе организаций террористических, пользующихся поддержкой отдельных государств.

Мир на Ближнем Востоке – задача-максимум для ООН, ОБСЕ и всей мировой дипломатии. Столь же далекая от выполнения, как поиски Святого Грааля от его подлинной находки. Конфликтный клубок запутан многолетним кровопролитием и обмотан множеством колючих слоев недоверия, мести, угроз, религиозного фанатизма, геополитических интересов и финансовых надежд.
Когда в войнах участвовали только ближневосточные государства, шансы на распутывание клубка были выше. Наибольший успех достигнут в далёком 1979 году заключением египетско-израильского соглашения в Кэмп-Дэвиде.
Когда в боях принимают участие группировки (с уровнем легитимности от политических партий до откровенных банд), достижение мира буксует ещё на стадии подготовки к перемирию и переговорам.
Современная сложность и опасность ближневосточных конфликтов достойна многотомных описаний, но хорошо иллюстрируется несколькими авиационно-бомбовыми примерами последних дней.

17 сентября 2016 года авиационная коалиция по борьбе с запрещённым в РФ халифатом нанесла ракетно-бомбовые удары по наиболее серьёзному противнику халифата. По бригаде правительственной сирийской армии, осаждённой чёрными палачами в анклаве Дейр-эз-Зор. Погибли десятки солдат и офицеров, сгорело несколько единиц техники, джихадисты перешли в наступление и получили тактическое преимущество – де-факто благодаря западной авиаподдержке. Проамериканская коалиция налётчиков не имеет международного мандата для разбрасывания бомб добра и прогрессивного напалма – равно как и приглашения сирийского правительства на пребывание в сирийском воздушном пространстве.
Западные страны даже не извинились за ракетно-бомбовое преступление, за военную ошибку в пользу террористов. Международные гуманитарные организации, внимательные правозащитники и руководящие структуры ООН предпочли вообще не заметить удара по Дейр-эз-Зору, умножив витки колючего недоверия и обид вокруг сирийской войны.

19 сентября 2016 года в другой сирийской провинции сгорел конвой с гуманитарными грузами для Алеппо, осаждённого уже правительственной армией. Конвой состоял из 18 машин, весомые информационные ресурсы опубликовали виды двух разбитых и обугленных грузовиков. Видов воронок и пробоин от авиационных бомб и ракет не опубликовал никто. Никто не смог внятно объяснить, каким образом планировалась доставка конвоя через позиции сирийской армии без согласования маршрута движения и процедуры досмотра. Яростные атаки радикальных боевиков на позиции САА также избежали медийной шумихи, хотя проходили одновременно с конвойно-тыловыми манипуляциями.

По двум сгоревшим грузовикам высказались все «друзья Сирии» и представители ООН. Видимо, эти машины были наделены чудодейственными свойствами снабдить продуктами первой необходимости 160.000 жителей в блокированной части Алеппо. Число погибших сотрудников гуманитарных организаций варьируется от 2 до 12. Виновники конвойных злоключений определены со скоростью расследования гибели малазийского Боинга летом 2014. По принципу раздачи осуждающих ярлыков, не утруждаясь доказательствами. Сирийские ВВС могли разбомбить процессию машин – значит, это они! Вот и вся презумпция международной адекватности.

21 сентября 2016 года на йеменский город Ходейда совершён налёт саудовскими ВВС. Эр-Рияд возвращает к власти беглого президента Йемена с марта 2015 года – без международного мандата, по праву сильной сопредельной страны. Правда, без особого успеха. За полтора года в Йемене горели свадебные шатры и похоронные процессии, школы и рынки, элеваторы и магазины, торговые центры и мечети. Саудовская интервенция привела к боевым операциям йеменских партизан на королевской территории, ослабила Эр-Рияд в финансовом и стратегическом отношении. В йеменском небе присутствуют только королевские ВВС, последний союзник (ОАЭ) вышел из боя в июле месяце.

От налёта саудовских F-16 на йеменскую Ходейду погибло 30 мирных граждан и тяжело ранено более 80. Вооружённых противников Эр-Рияда среди наземных жертв не обнаружено. Примерно половина убитых и раненых – младше 18 лет. Международное сообщество и правозащитные гуманитарии настолько увлечены изучением фур под Алеппо, что сил и времени огорчаться саудовской «меткостью» не осталось. Подумаешь, сотни убитых и раненых в каком-то Йемене и очевидный виновник преступления. В Алеппо очевидность управляема, два грузовика важнее.

Про удары по Дейр-эз-Зору и вовсе можно позабыть, благодаря обновлению и селекции информационных поводов.

Три трагедии в едином стиле произошли в проблемном регионе планеты за четыре дня. Одна грохочет по всем каналам, две других (более тяжких и кровопролитных!) пребывают на задворках медийного внимания, на периферии усилий международного сообщества, вне зоны гуманитарного беспокойства. Подобная избирательность усугубляет ближневосточные конфликты с жестокостью ковровых бомбардировок.