Понедельник, 11.12.2017г.

Последнее обновление:Сегодня, 12:15:03

Вы находитесь здесь: Кризисы и конфликты Миграционный кризис Латвийская приёмопередача беженцев

Латвийская приёмопередача беженцев

Печать PDF

2015 стал годом особенно массового проникновения нелегальных мигрантов в Европу. Миллионы людей прорывались в Старый Свет через морские и сухопутные границы, на утлых лодочках и в духоте грузовиков, в стандартных контейнерах и в нестандартных чемоданах. Страдали и гибли по дороге, расставались с последними ценностями и грабили попутчиков, будоражили спокойствие и солидарность европейцев. Последствия миграционного нашествия будут проявляться долгие годы, но эти проявления распределены по ЕС крайне неравномерно.

Пресловутое «единство Европы» закончилось ещё до сакраментального «Wir schaffen das!» от А. Меркель. 28 участников Евросоюза восприняли «Мы справимся!» весьма разнообразно.

Германия, Швеция, Италия, Австрия, страны Бенилюкса, с некоторыми оговорками Великобритания, Финляндия и Дания справлялись с обустройством и обеспечением сотен тысяч новых жителей.
Десятки других европейских государств – от Болгарии и Румынии до Словении и Хорватии – справлялись со скорейшим транзитом беженцев по своей территории, со строительством защитных стен и организацией юридических препон для иммиграции.
Третья группа стран (Словакия, Польша, Ирландия, прибалтийские и пиренейские государства) находились в стороне от миграционного кризиса и стремились сохранить свою удалённость как можно дольше. Взрывы террористического ужаса во Франции предсказуемо усугубили изоляционистские настроения большинства участников ЕС – как общественные, так и правящих элит.

К исходу 2015 года брюссельская бюрократия выработала антикризисную программу, комплексную и в теории достаточно разумную. Турецким властям предложены миллиарды евро за обратный приём беженцев и за контроль над собственными границами. В Эгейское и Средиземное моря направлены бронированные эскадры наблюдения и спасения. На ливийском направлении ввиду отсутствия государственности (ой, а кто это сделал?) решено бороться с бандитами, контрабандистами и террористами. Попутно уничтожая средства доставки – то есть корабли, катера и надувные лодки. Внутри ЕС продавлена программа распределения беженцев по квотам, согласно громоздким расчётам. Воплощение пилотно-квотного проекта в удалённой Латвии заслуживает отдельного внимания.

Латвия – страна небольшая и небогатая, с грузом внутренних миграционных проблем и зависимостью от внешнего финансирования. Около 30% жителей республики относятся к наследникам «советских оккупантов», изъясняются на русском языке, значительная часть обладает уникальными для ЕС паспортами и статусом неграждан. Специальная языковая полиция не успевает выявлять и экзаменовать всех затаившихся врагов. Заветный суверенитет восстановлен 26 лет назад – а количество латышей сократилось на 280 тысяч человек. И ведь на клятых оккупантов демографическую тенденцию уже не спишешь. Расчёты ущерба за «оккупационный» период прекрасно характеризуют успехи периода независимости и саму независимость Латвии.

Чиновники ЕС обязали латвийские власти принять 69 беженцев из новой арабской волны. Выразительно похлопывая по европейскому вентилю от резервуара с субсидиями для латвийского бюджета. Если Польша способна проявлять строптивость и до сих пор не приняла ни одного из 400 квотированных мигрантов, то Латвия подобной свободы манёвров не имеет. Раз Брюссель промолвил «Надо!», Рига отозвалась «Есть!». Вот такая «суверенность».
Шестьдесят девять человек – 0.007 % от прибывших в Германию беженцев только в 2015 году. Или 0.05% от приехавших в Швецию, или 0.2% от пробравшихся в Финляндию. Шестьдесят девять человек можно разместить в обычных квартирах (коих только в Риге пустуют тысячи), можно обеспечить этих людей всем необходимым, можно соорудить яркую витрину «Прибалтика сострадательна и толерантна!». Двухмиллионная Латвия расходов на 69 человек и не заметит, зато приобретёт солидный капитал этического и политического свойства. Символический шаг для демонстрации европейской солидарности обрёл диаметрально противоположный символизм.

Латвия приняла 69 засланцев Брюсселя как потенциальных террористов, насильников, хулиганов и радикалов. Они получили минимально допустимый набор материальных благ и полный комплект недоверчивости вкупе с колкими взглядами и опасливой настороженностью. Путём сложнейших бюрократических манипуляций по засекреченным методикам из 69 человек выделили две категории «счастливчиков». Пятеро получили статус беженца и ещё восемнадцати предоставили право на убежище. То есть официально легализовались в Латвии 23 иностранных гражданина.
Едва легализовавшись, 21 «счастливчик» из 23 сбежали в Германию и другие страны Западной Европы.

Никакой ответственности перед Брюсселем латвийские власти не ощущают. Собственные избиратели синхронно возмущены самой вероятностью любых преференций для беженцев. Пособие для них слишком мало, но многие граждане и неграждане Латвии выживают на суммы ещё меньшие. Западноевропейская идеология мультикультурализма одобрялась новобранцами ЕС на виртуальной основе – пока не касалась новобранцев лично.
Европейская «сказка» Латвии продолжается второй десяток лет. Проза жизни заключается в скромном жизненном уровне латвийского общества и в скупости латвийского государства. Здесь нет перспективы для трудолюбивых приезжих и ещё ниже шансы на сытое безделье за общественный счёт. Потому и сбежали в Германию 21 из 23 новых «латышей». Под вздохи облегчения власть имущих и гражданских активистов.

Хорошая новость заключается в мизерной миграционной привлекательности многих стран ЕС. Тех самых транзитных скептиков и выжидающих реалистов. Этим странам не грозит появление этнических кварталов, пёстрых диаспор, напевов муэдзинов, соседства бикини с буркини и прочих проявлений толерантности. В том числе террористических всплесков и ухудшения криминальной ситуации. Эти страны не могут обеспечить и не хотят видеть чужаков в собственном доме. Для некоторых из этих стран даже существенная часть собственных сограждан – нежелательные чужаки.

Плохая новость – в углублении миграционного кризиса уже по внутренним разломам ЕС. Тысячи беженцев продолжают штурмовать внешние границы Евросоюза. Близ Сицилии 30 августа спасены 3.000 человек, 11 сентября у берегов Калабрии – 2.300. Спасённые желают оказаться всего в нескольких государствах ЕС – как и уроженцы десятка других государств ЕС. Новоевропейская солидарность поразительным образом созвучна с африканскими и азиатскими настроениями - отряхнуть прах родной земли с ног своих и строить счастливое будущее исключительно в Западной Европе.